Почему я?

 Яков Дамкани

 

Назад Содержание Дальше

Глава 5. Я отправляюсь в большой мир

Шло время, и я понял, что больше так продолжаться не может. Единственный путь, к наполненному и осмысленному существованию, я видел в выходе за пределы своей крошечной страны. Я решился на временный отъезд из Израиля.

Мой брат Шмуэль, тот самый, который перевез нас в Холон, к тому моменту уже обосновался в Дании, в Копенгагене. Он поработал в авиакомпании «SAS», а потом открыл в центральной пешеходной зоне города ювелирный магазин. Я решил, что было бы неплохо навестить его. Так в один из холодных осенних дней я оказался в международном аэропорту Дании.

Я приехал всего на несколько дней, но мой визит затянулся на два месяца. За это время я понял, что Европа – не то место, где мне хотелось бы жить. По сравнению с темпераментными израильтянами датчане выглядели, как снулые рыбы. К тому же я понял, что мне вряд ли когда-нибудь удастся освоить датский язык.

В те дни я узнал о большом строительном буме в Австралии. Уже обладая некоторым опытом работы со стальными конструкциями и вообще в строительстве, я решил отправиться туда и быстро сколотить большие деньги. Однако у Господа Бога были для меня другие планы. Мой брат сообщил, что владеет клочком земли на острове Фрипорт в Багамском архипелаге. Он убедил меня вместо Австралии отправиться на Багамы и построить на его участке отель.

- Возьми себя в руки, стань, как все мы, твои родные! – в сердцах кричал на меня брат. – Мы всегда были такой дружной, сплоченной семьей! Почему ты живешь, как какой-то отщепенец? Шляешься повсюду, связываешься с дурными компаниями... И когда ты только повзрослеешь? Поезжай на Фрипорт. Я уверен: если мы все дружно объединим усилия, вложим деньги и энергию в стоящее дело, то еще оставим свой след в истории!

- Кстати, – добавил он, – там вообще сейчас много строят, так что ты найдешь, чем занять руки.

Шмуэль, как старший брат, чувствовал себя ответственным за моё воспитание, да и за мое поведение в чужой стране. Вполне естественно, что он пытался изменить мой образ жизни. Он снабдил меня документами, свидетельствующими о праве на владение участком земли, и посадил на поезд, идущий в Люксембург, где я сел на первый же самолет до Багам.

Когда мы приземлились в Нассау, столице Багамских островов, миграционный чиновник спросил, сколько у меня при себе денег. В редком приступе честности я сказал ему чистую правду – что у меня всего-навсего семьдесят долларов. «И что же вы намерены тут делать с семью десятками зеленых?» – рассмеялся чиновник. Затем он поставил штамп в мой паспорт и сообщил, что отправит меня обратно первым же рейсом на Люксембург.

«Какой же смысл быть честным?» – подумал я и пробился к главному управляющему аэропортом. Я показал ему документы на землю, которыми меня снабдил брат, и представился бизнесменом, владеющим участком земли на Фрипорте. И еще я ему сказал, что намерен сделать капитальные вложения в экономику острова.

- На Фрипорте меня ожидают партнеры, – уверял я его. – Видите ли, в прошлый мой визит на этот остров меня ограбили, и теперь я предпочитаю не возить с собой много наличных.

Похоже, он мне поверил. Во всяком случае, управляющий исправил запись в моем паспорте. Ночь я проспал в открытом американском автомобиле на автостоянке близ аэропорта, а утром отправился на Фрипорт.

Попав туда, я взял такси и попросил темнокожего водителя отвезти меня к любой стройплощадке. Таксист посмотрел на меня, как на инопланетянина (что было недалеко от истины), и спросил, что я, собственно, имею в виду.

- Отвезите меня на стройку, я ищу работу! – проговорил я на ломаном английском.

- О чем вы говорите? – изумленно взглянул он на меня. – На наших островах уж сколько лет ничего не строят! У нас депрессия, нет никаких строек.

- Тогда выпустите меня! – приказал я, не желая тратить последние доллары на бесполезную поездку.

Выбравшись из такси, я огляделся вокруг. Остров казался каким-то неземным, настоящей драгоценностью в оправе океана. Аллеи, по которым я шагал, были обсажены пальмами и пышной тропической растительностью. Зеленые шеренги аккуратно подстриженных газонов и бесконечные клумбы тянулись по обочинам дорог и украшали дворы перед элегантными виллами. Повсюду журчали декоративные фонтаны. Неподалеку виднелся пляж с ослепительно-белым песком, а за ним переливались воды океана от темно-синего до бирюзового. Все вокруг было до такой степени ярким, чистым и величаво-прекрасным, что казалось, я попал в Эдемский сад! Огромные американские автомобили бесшумно скользили по гладким автострадам. Словом, я мог воспринимать все окружающее лишь с почтительным трепетом и полным восторгом.

Вскоре я улегся на зеленой лужайке вблизи сверкающего белизной здания отеля. Под голову я сунул свой коричневый чемодан. Мысли так и роились в мозгу: «Какое великолепное место, прямо-таки тропический рай! С какими людьми я тут познакомлюсь? Что там сейчас поделывают мои друзья, моя семья в далеком Израиле? Как найти участок, принадлежащий брату? И где мне сегодня ночевать?»

Я с упоением думал о трудностях и приключениях, ожидавших меня в этом большом и открытом мире. Как это здорово, высадиться в любой точке земного шара, научиться выживать и наслаждаться разными неожиданностями. Я предвкушал нескончаемые развлечения, такие же, как когда-то в Эйлате.

Два темнокожих, худых, весьма убого одетых человека, спускались по улице с холма. Их лица говорили о нелегком труде, но и о том, что им не чужды радости жизни. Я обратился к ним, завязался разговор. Когда я сказал, что прилетел из Израиля, то по их озадаченным лицам понял, что они не имеют ни малейшего представления о том, где это. Они и слыхом не слыхивали об Иерусалиме.

Я спросил совета – где бы найти работу и жилье, – и в ответ услышал: «Не беспокойся! Идем с нами, и все будет в порядке!» Конечно, я принял это сердечное приглашение и присоединился к ним. Вскоре мы подошли к кварталу маленьких домиков с крошечным садиком перед каждым из них. К моему удивлению, эти парни залезли в один из домиков через окно. Дом был страшно запущенным, внутри стоял тяжелый запах. Новые знакомцы рассказали, что этот квартал когда- то заселяли негры, которых постепенно вытеснили, чтобы реконструировать этот район и заселить его белыми людьми. Пока же оставленные дома стояли заброшенными.

Ночью я спал хорошо, а на рассвете мы покинули эту хибару. Новые приятели привели меня к большой пекарне с булочной в промышленном районе города. «Эта пекарня, – объяснили мне, – как и все прочие предприятия на острове, принадлежит белому. Но все рабочие и продавцы здесь – черные, и они с нами дружат. Так что пошли. Сейчас мы зайдем через заднюю дверь и вынесем все что угодно, сколько руки захватят. Вот увидишь, никто даже не заметит!»

Мы вошли, а через минуту уже были на улице с охапками добра: свежие хлебы, пироги и всяческая другая выпечка. И действительно, никто и слова не сказал. Белый хозяин булочной отсутствовал, а его черные служащие душой были с нами заодно. Вот так мои новые друзья добывали свой хлеб насущный.

На острове Фрипорт было одно казино – только для белых. Пользуясь своей сравнительно светлой кожей, я иногда туда заходил. Денег на игру, конечно, не было, но меня захватывала сама атмосфера игорного дома. Как-то вечером, покидая игорный зал, я вдруг услышал арабскую речь. Оказалось, сюда зашли три матроса с ливийского танкера, бросившего якорь в гавани. Им предстояло прожить на острове три дня, и они пришли в восторг, встретив человека, умеющего хотя бы немного говорить по-арабски. Их отношение ко мне ничуть не изменилось, когда я признался, что приехал из Израиля. Напротив, они были рады пригласить меня поужинать в их отеле, и я охотно принял это приглашение.

Здесь я впервые увидел «сладкую жизнь» постояльцев пятизвездочной гостиницы. Один из матросов, Мухаммед, привел меня в свой номер, чтобы показать, как живут гости столь шикарного отеля. Я и не подозревал, что на свете существует такая роскошь. И как только невежда вроде меня из забытого Богом Кирьят-Шмона угодил в такое место? Мне казалось, что я попал в волшебную сказку.

Придя с новыми знакомыми на ужин в ресторан отеля, я опять попал впросак. Как вести себя за таким великолепным столом с бесчисленными серебряными приборами, с уймой роскошных фарфоровых блюд, с разноцветными тропическими напитками, подаваемыми в сверкающих хрустальных бокалах? Подавалось столько разных блюд, а я не мог толком справиться с ножом и вилкой, как подобает цивилизованному человеку!

Я терялся в догадках: кто же заплатит за все это изобилие? Но и тут все оказалось очень просто. Одному из моряков поднесли счет, он взял ручку и накарябал внизу неразборчивую подпись. Стоимость ужина будет автоматически включена в счет за проживание в номере. Удивительное дело! А кто же оплатит тот счет? Не волнуйся, сказали мне, богатое ливийское правительство заплатит за все, включая и мой ужин.

Да, такой образ жизни был мне по душе. Мое воображение работало с бешеной скоростью. Если это так просто –всего лишь расписаться на клочке бумаги, – то почему бы и не попользоваться?

Прошли три дня, настала пора моим ливийским друзьям выписаться из отеля и возвращаться на судно. На ломаном арабском, смешанном с ломаным английским, я сказал Мухаммеду:

- Вы уходите в море, и там вас никто не найдет. Почему бы тебе ради нашей дружбы не сказать портье, что ты потерял ключ от номера, и не дать мне возможность пожить в нем еще немного?

Идея Мухаммеду понравилась.

- Если будет угодно Аллаху, мы еще встретимся с тобой в мирном Иерусалиме! – сказал он. В его глазах светились надежда и вера в лучшее будущее.

Мы распрощались чуть ли не со слезами, и Мухаммед вручил мне ключ от своего номера. Я занял его и продолжал жить за счет ливийского правительства. Я смаковал каждую минуту такой жизни, наслаждаясь и прохладой плавательного бассейна, и ресторанным залом, и удобствами сервиса в номере. Я уже чувствовал себя почти как дома.

Примерно в то же время я встретил тех двоих чернокожих, с которыми познакомился в свой первый день на острове. Они все так же лежали на лужайке, где я их встретил впервые, как будто и не поднимались с нее. К моему удивлению, они вовсе не обрадовались нашей встрече, а когда я попросил отвести меня в тот дом, где я оставил свой коричневый чемодан, они ответили отказом. Похоже, в мое отсутствие они сами позаботились о моем чемодане. До сей поры я еще сохранял некоторую веру в порядочность человеческого рода. Однако теперь до меня дошло, что не везде и не от каждого встречного можно ожидать верности, взаимопомощи и братства. Когда-то я на свои скудные средства купил им по гамбургеру, а они теперь в упор меня не видят!

Однако выбора не было – нужно было выручать чемодан. Применив «умеренное физическое воздействие», я заставил их отвести меня туда, где были спрятаны мои пожитки. Оттуда я вернулся уже без всяких иллюзий, разочарованный нечестностью этих неблагодарных, вернулся в «мой» пятизвездочный номер, где честный человек, вроде меня, мог обрести душевный покой!

Шли дни, все было замечательно, пока однажды вечером портье не подозвал меня к своей конторке и не спросил, а кто я, собственно, такой.

- Меня зовут Ахмед Али, – неожиданно для самого себя ответил я и пояснил, что я - член команды того самого ливийского танкера.

- Но ведь уж неделя, как они съехали из отеля, – ответил он.

- Верно, – согласился я, – но капитан оставил меня здесь, на этом острове, дожидаться следующего судна, которое должно вскоре прибыть. Там требуется как раз такой специалист, как я.

Я не мог поверить, что произношу эти слова, как бы сами собой слетающие с моего языка. Я и не подозревал, что врать так легко. Служащий снял телефонную трубку и позвонил в порт, но, к счастью для меня, номер не отвечал. Я предложил ему попытаться позвонить утром. Бедняга был так расстроен, настолько чувствовал себя виноватым, что буквально рассыпался в извинениях. Что же касается меня, то я исчез из гостиницы еще до восхода солнца.

Во время моих первых посещений казино я познакомился с молодым израильтянином, который работал крупье за игорным столом. Узнав, что мне негде жить, он пригласил меня в свою квартиру. Он прекрасно знал остров, и от него я узнал, что участок земли, который мой брат приобрел за немалые деньги, не принадлежал тому, кто его продал, – аферы и обманы были здесь таким же обычным делом, как и в соседней Флориде.

Соседней Флориде?! Когда я узнал, что от Багам до Флориды – рукой подать, мои глаза загорелись. Я и не думал, что Америка так близко. Знакомый сказал, что шансов найти работу на островах у меня нет никаких, и если я хочу чего-то добиться в жизни, то мне следует попытаться попасть в Америку.

На той же неделе, полный надежд, я покинул свой «остров мечты» на самолете, который должен был доставить меня в страну великих возможностей, где только небо могло быть мне пределом!



Актёры фильма «Новый Дух»



Я в шляпе, с друзьями в Эйлате «Наркоманом я не буду» Я с ручкой и бумагой в артиллиристких войсках «ЦаХаЛ»

Все книги

Назад Содержание Дальше