Почему я?

 Яков Дамкани

 

Назад Содержание Дальше

Глава 24. Каменный лев, лев Иуды

Сегодня, охватывая мысленным взором свое многолетнее служение Господу и глядя на Его разрастающийся «виноградник» в Израиле, я могу только удивляться пути, пройденному мальчишкой из Кирьят-Шмона. Он, некогда лелеявший гневные замыслы мести «этим гоям» на Тель-Хае у подножия окаменевшего в беззвучном рыке льва, превратился в мужчину, несущего слова утешения и спасения не только – а прежде всего – народу Израиля, но и гоям, то есть всем другим народам Земли.

Это глубокое осознание своей миссии идет, конечно же, не от меня самого. Я не просил и вовсе не искал служения евангелиста. Не является эта миссия и плодом моего разгоряченного воображения. Правда состоит в том, что я не выдержал бы ни единого дня такого служения, если бы не жил полноценной жизнью у ног Господа Иешуа, моего Искупителя, «льва от колена Иудина.» (Откровение 5:5)

Немало лет прошло с тех давних пор, Когда мальчишкой шел я на Тель-Хай, Чтоб сверху, с высоты орлиных гор, Увидеть мой любимый отчий край. Так что ж – сражаться в одиночку мне В моей больной, израненной стране?

- Нет, не один ты, брат, в своей борьбе

За право жить евреям на земле.
В День Памяти народ идет сюда,
Чтоб флаги в честь погибших приподнять
Сперва до середины, как всегда,
Потом на верх флагштока. И опять
О крови павших речи прозвучат,
Прольются слезы. Дальше, в свой черед,
Лишь завершится траурная часть –
Закружится танцоров хоровод.
Потом вернутся все к своим делам,
И мы, подобно остальным народам,
Продолжим службу собственным богам: Теперь уж не Ваалу с Аштарот*,
Не идолам, не золотым тельцам,
Но людям и иным твореньям Бога,
Земле бесценной, что мила сердцам.
Ведь Бог, Кто даровал нам эту землю,
Для нас давно лишь миф – Ему не внемлем.
Здесь, у подножья каменного льва,
Отцы детей готовят беззаветно,
Чтоб жизнь могли за родину отдать,
Пасть на войне, стать жертвой безответной... –
Нет, не один ты, брат, в своей борьбе
За право жить евреям на земле!
Да, кровью и огнем Иуда пал;
Уж так судил Господь.
К Себе обратно
Он нынче нас зовет, как прежде звал,
Но глух и слеп народ Израиля.
Напрасно Господь протягивает руки нам –

Иным мы поклоняемся богам.
С тех давних пор, когда я был мальцом,
Меня любить учили Трумпельдора.
Всю кровь свою, весь жар души притом
Я был готов пожертвовать без спора
В борьбе за жизнь евреев.
Но сокрыт Был Божий лик.
И много, много лет
Я, как другие, мучился вопросом:
«Что значит – быть евреем?»
И в ответ
Я наконец услышал весть от Бога:
«Пролита Кровь – и заключен Завет;
Мир с Богом навсегда дарован людям».
Мертв и бессилен каменный тот лев,
Но жив, могуч, как прежде, Лев Иудин!
Мы жизнь навеки обретаем в Нем.
Ему всю честь, хвалу и славу воздаем!

Яков Дамкани

Этот путь был долгим и нелегким, полным препятствий и неудач, страданий и провалов, грехов и побед. Мою жизнь и сегодня нельзя назвать легкой. Но ведь Мессия и не обещал нам розового сада, верно? Тот, кто полагает, что Иешуа дал нам Тору, придерживаться которой легче, чем Торы Моисеевой, тот глубоко заблуждается. Но я не променяю ее на все богатства и радости мира. Если вы тоже родились заново, вы меня понимаете.

В смерчах и бурях этого мира, когда я преодолеваю глубокие воды потопов или иду через огонь страданий и мучений, меня поддерживает твердое обещание Господа, что Он никогда не оставит и никогда не покинет меня (см. Евреям 13:5), что Он будет со мной всегда, до скончания века (см. Матфея 28:20). Если я спотыкаюсь и падаю, Он всегда оказывается рядом, чтобы протянуть мне Свою крепкую, могучую руку и снова поставить мои стопы на прочную Скалу. Бог всегда верно хранил Свои обещания (см. Евреям 10:23), хотя сам я нередко Его подводил.

Временами, когда я размышляю, закрыв глаза, передо мной появляется картина из далекого прошлого, как из другого мира: на ней отец и сын. Я вижу двенадцатилетнего мальчика, стоящего рядом с отцом в синагоге иранских и иракских евреев в Кирьят-Шмона. Я вижу, как отец склоняется над сыном и ласково указывает ему то место в молитвеннике, которое сейчас читает кантор (певец синагогальной службы). Мальчику трудно поспевать за быстрым чтением молящихся, но он старается не опозорить отца перед всеми собравшимися, упаси Боже! От отца он узнал, что значит быть евреем, и гордится принадлежностью к своему народу.

Потом картина внезапно меняется. Ясный весенний день, праздник большой мессианской общины в зале для собраний на горе Кармэль. Снова я вижу этого мальчика, уже повзрослевшего, рядом с постаревшим отцом. Проповедник стоит и читает в микрофон отрывки из Писания. В руках у сына книга – не сидур, а Библия, Слово Бога живого, и он следит за чтением, водя пальцем по строчкам, показывая своему отцу, что значит быть мессианским евреем, и он гордится принадлежностью к этому народу!

Народ Израиля, как никакой другой, привержен своей религии. Он стремится обрести национальное самосознание, которое было утрачено. Необходимо заново определить, что значит – быть евреем. Но до сих пор израильское правительство не может точно сформулировать, кого называть евреем. Лишь чувство национальной гордости и угроза национальной безопасности объединяет многих израильтян. При этом большинство из них не имеют настоящей связи с еврейским наследием. Бог Священного Писания по-прежнему или неизвестен им, или забыт ими, а почитаются традиции, установленные людьми.

Этот новый я, с новым сердцем и новым духом, преобразованный живым Богом, больше не задается вопросом: «Почему я, Господи? Почему я родился евреем?» Я знаю теперь, что план моей жизни, созданный Богом, гораздо более совершенен, чем все, что я мог придумать самостоятельно. Я мечтаю о том дне, когда весь мой народ и все народы мира найдут свои истинные еврейские корни, как нашел их я. Для этого я охотно предоставил бы себя в жертву живую (см. Римлянам 12:1). Молюсь о том, чтобы евреи всех конфессий - ортодоксальные и консервативные, реформисты и светские, хасиды и мессианские - могли бы петь и танцевать вместе, с наслаждением черпая живую воду из вечных источников спасения!

Это не означает, что мы должны прекратить зажигать субботние свечи, или читать кидуш над вином и хлебом, или прекратить строить кущи на праздник Сукот. Не означает это, что мы теперь должны есть дрожжевой хлеб на Песах, или публично нарушать Субботу, или прекратить поститься на йом Кипур. Напротив, мы должны продолжать черпать воду из источников иудаизма. Мы должны по-прежнему соблюдать наши праздники, согласно освященным традициям наших отцов – если они не противоречат Слову Божьему и если мы при этом понимаем, что одним лишь соблюдением праздников невозможно добиться вечного спасения. Только Бог - наш Спаситель, и Он дал нам Свое спасение, основанное не на традициях людей, а на искупительной смерти и Воскресении Его Сына, Иешуа Мессии.

Если мне удалось в этой книге представить верный, не искаженный рассказ, свидетельствующий о чудесах, сотворенных Царем царей и Господом господствующих в моей жизни – пусть это и будет моей наградой. Вся хвала и слава принадлежит Господу и Его Мессии, во веки веков. Аминь!

Во время евангелизационной компании «Во первых Иудею...»

Все книги

Назад Содержание Дальше