"Рай, святой город и слава трона"

Элвуд Скотт

 

Назад Содержание Дальше

Глава 22. Одиннадцатый визит

Другая беседа в раю с матерью и дочерью
Встреча с женой юности

(Признаюсь, что к этому времени я был настолько увлечен замечательными откровениями Сенеки Соди, что едва ли думал о чем-то другом день или ночь, и, после того, как он покидал меня ночью, я, бывало, во сне был на небесах и ходил по тем же улицам, а, проснувшись, чувствовал разочарование, что я не был там).

Но пришло время для его возвращения. Моя рукопись и все для записи было приготовлено. Я был готов к его приходу, потому что я желал услышать про поездку в рай и про то, как святые на небесах помогают друг другу. Раздался легкий стук в дверь, и Сенека вошел.

- Добрый вечер, - сказал он, и подошел и пожал мою руку со своеобразным прикосновением, которое может быть только у руки духовного тела.

Я пригласил его сесть, но он сказал:

- Где твоя рукопись?

Он поспешно посмотрел ее, с улыбкой и кивком одобрения.

- Только, - сказал он, - боюсь, что мы не отразили в сообщении мое беспокойство, как должны были сделать. Я очень беспокоюсь. Это должно наложить отпечаток на всех, кто читает, чтобы они могли почувствовать важность должной подготовки для будущей жизни, так как люди не знают, что они делают, когда они ведут себя легкомысленно, не заботясь о вечной жизни. Но, когда ты, дорогой сын, сделаешь все возможное, Бог благословит твои усилия и мои, для этого я был направлен.

После того, как я вновь заверил его, что я хотел бы сделать все, что могу, чтобы точно изложить его сообщение, он занял свое место возле меня и продолжил:

В колеснице Давида мы приблизились к месту нашего прошлого собрания у входа большого детского амфитеатра и планировали поездку к отдаленной области рая. Я жаждал увидеть мою спутницу сердца, которая была занята больше чем с тысячью людьми, как мне было сказано, помогая огромному количеству душ, которые недавно вошли в небесное царство из определенных языческих стран, когда миссионеры проповедовали о Господе Иисусе. Итак, когда мы ожидали в колеснице, я увидел мою маму и Марию, проходящих вблизи, и сделал им знак подойти. Когда я рассказал им о моем большом желании и любезном предложении Давида, они сразу же откликнулись на наше приглашение пойти вместе с нами, и вскоре сидели рядом с нами.

Мама сразу сказала:

- Я хорошо знаю, где они, - на одной из отдаленных станций далеко за воротами Вениамина.

Давид повернул колесницу вправо, говоря:

- Я поеду вниз по девяносто второй авеню к воротам Вениамина.

Небывало сладкий восторг наполнил мою душу, с тех пор, как мы прошли через Иудейские ворота при нашем первом входе в город и были радушно приняты Господом царства. Мысли о воссоединении семьи были так драгоценны. Мама и дочь сидели рядом со мной. Давид, сладкий певец Израиля, служил нам. Тот, кто вел множество слуг Всевышнего и воевал в Его битвах, теперь был нам слугой, и в ближайшее время я встречусь с дорогой женой моей юности, которая на протяжении многих лет занимает столь видное место в этих вечных сферах, служа Господу. Ах, какое это благословенное для меня утро! Вся моя душа была переполнена восторгом и сладкими мыслями.

Давид спросил:

- Вы готовы? - и колесница тронулась.

Сейчас мы проезжали через новый для меня сектор города. Мама и Мария, по-видимому, гораздо лучше знали маршрут.

Мария сказала:

- Отец, я так рада, что ты скоро сможешь увидеть дорогую маму, она была так занята в последнее время, что у нее не было времени навестить меня, мы раньше часто виделись, но скоро мы встретимся, и я смогу представить тебя. Интересно, узнает ли она тебя среди всей толпы.

- Узнает ли меня! О, да. Что поможет ей узнать меня? Я изменился, но немного, с тех пор, как мы расстались. На самом деле, дорогое дитя, я очень хочу видеть ее, даже больше, чем ты можешь знать, ведь ты не разлучена с любимыми близкими. Ты не знала ни печали, ни слез, которые так долго знали мы. Всего это ты избежала, а также темных грехов мира. Я не думаю, что сейчас мы должны много печалиться, как мы печалились, когда ты покинула нас, ты с тех пор в вечной безопасности.

- Ах, да, я в безопасности и очень счастлива. Я ничего не знаю о горе и слезах, о которых ты рассказываешь. Другие часто говорили мне о своих печальных ошибках и сердце, тяжелым от грехов, но как все они благодарны нашему благословенному Искупителю! Без Него я была бы потерянной, и никогда бы не увидела и не вошла в этот небесный мир.

Давид начал замедлять скорость колесницы, и, назвав меня по имени, сказал:

- Я хочу, чтобы ты обратил внимание, через что мы сейчас проезжаем.

По обе стороны от большого проспекта было множество своеобразных, но очень красиво построенных особняков.

- Они, - сказал Давид, - строятся в соответствии со вкусами и фантазиями их жильцов, как и все особняки здесь. Без сомнения, ты обратил внимание на большое разнообразие пейзажей и зданий по всему городу. Каждый может выбрать свое собственное, и изменить на другое по своему усмотрению. Бог восхитителен в разнообразии, и нет двух одинаковых травинок, ни двух зерен песка, ни двух человеческих душ. Но общества в мире с похожим выбором – по образованию и фантазиям, естественными группами собраны здесь, те, что ты видишь в этих своеобразных особняках. Ты увидишь, как счастливы и довольны все в этом большом поселении.

Мама сказала Давиду:

- Я нахожусь здесь в течение многих лет, и все же я никогда не видела никого недовольного или беспокойного, или тоскующего по родине. Кажется, наш великий Отец опередил все желания и стремления всех Своих людей и так распланировал и организовал это вечное царство, что у каждого исполняются желания в полной мере.

- Город, - сказал Давид, - со всем его разнообразием архитектуры и строительства, плодами и реками, и фонтанами, - приспособлен для всех народов земли, и из всех наций, племен, народов и языков собралось бесчисленное множество. Здесь толпы из языческих наций, особенно их дети в большом количестве, так как они не достигают возраста ответственности так рано, как в христианских землях. Они все спасены, благодаря силе искупления, до тех пор, пока не согрешили против вечного света, поэтому тысячи людей собрались здесь и возрастали в течение лет, и они были научены верными слугами в подготовительных регионах рая, куда мы сейчас едем.

- Ах, Давид, - сказал я, - прибавь скорость колесницы, - я горячо желаю встретиться с той, которая была сердечной спутницей моей земной жизни.

Колесницы полетели со скоростью звука. Путь был совершенным наслаждением, землей восторга. Деревья полны созревших плодов! Красивые особняки всех видов! Тысячи счастливых душ, приходящих и уходящих! Многие облокачивались на мягкие небесные кушетки! Но сейчас мы понеслись с такой скоростью, что тысячи домов превратились в одну сплошную линию.

- Я вижу ворота вдали, - сказала Мария.

- Неужели мы так близко к великой стене и входу в рай? – сказал я.

Я вновь хорошо увидел великую стену, во всем ее великолепии, когда Давид замедлил скорость колесницы. Ворота были открыты, как всегда. Когда мы вышли за ворота Вениамина из большой сверкающей жемчужины и блестящими петлями из золота, мы бросили лишь один взгляд обратно, чтобы попрощаться с городом, до тех пор, пока мы не проедем много километров за его пределами по одной из великих магистралей рая.

Мария положила голову на мое плечо и сказала:

- Папа, тебе нравятся музыка и гул от колес колесницы? Обычно они едут почти бесшумно.

- Ой, я в неведении относительно масштабности и величия небес. Мама, как ты думаешь, скоро мы достигнем нашей станции?

- О, думаю, очень скоро, я уже вижу купола и крыши миссии.

- Да, - сказала Мария, - Я их вижу полностью.

- О, слава! – сказал я, - Посмотрите на горы, холмы и долины, через которые мы сейчас едем. Ах, моя душа в полном восторге. О, на тысячах языках…

- Используй один, который знаешь, - сказала Мария.

- Аллилуйя Богу! – закричал я, когда Давид быстро вытащил арфу, и мы все снова запели победу Агнца.

Колесница остановилась за большой аркой, ведущей к одному из подготовительных отделений рая. Мы все вышли. К моему удивлению, более ста самых красивых духов встретили нас. На всех них была слава и свет небес. Знакомство? Мне не нужен был никто, кроме одной, прекраснейшей из ста, и вообще прекрасной. Она возникла из числа остальных и закричала:

- Слава в вышних Богу!

Она упала на мою шею, но не могла плакать, не мог и я, здесь на небесах никто не может плакать, но чаша радости была полной.

- Я знала, что ты идешь, - сказала Дженни, - но не знала, что Давид приведет тебя. Ах, как я рада, что ты сейчас у себя дома! И здесь мама и дочь, - сказала она, держа обе мои руки в своих.

- Дорогая Дженни, я очень желал увидеть тебя с момента вступления в рай, но не смог прийти к тебе раньше. Наши мечты о будущем, когда мы были на земле, исполнились, наши молитвы отвечены. Наконец, мы дома!

- Ах, - сказала Дженни, - очень прошу тебя, пойдем вон к той группе зданий.

Давид сказал:

- Мое время в вашем распоряжении. Отдохните, а я пока возьму на себя ответственность.

В то время, как мы медленно шли, я был представлен ко многим из тех, кто встретил нас у ворот. Я обнаружил, что они были из разных частей земного шара, однако все они участвовали в благословенном служении Господу. Все выглядели очень радостными и счастливыми.

- Сейчас, - сказал Сенека. - ты должен отдохнуть несколько минут. В то время, как ты отдыхаешь, хочешь съесть фрукт из моей корзинки?

Я протянул руку взять то, что выглядело, как красивый апельсин, но не смог схватить его. Мне показалось обидным думать, что он мог съесть, а я не мог.

- Почему так? – спросил я.

- Этот фрукт, - ответил он, - очень тонкий. Он образец того, о чем я рассказываю тебе. Не забывай о том, что небесный мир - духовное царство, и все вещи имеют духовную тенденцию, и действительно можно есть этот плод только после того, как ты перейдешь границы твоей земной жизни.

Все книги

Назад Содержание Дальше