"Рай, святой город и слава трона"

Элвуд Скотт

 

Назад Содержание Дальше

Глава 24. Двенадцатый визит

Возвращение в город. К трону.

В назначенный час пришел Сенека. Казалось, он очень спешил на свое обычное место для рассказа, в котором он остановился на том эпизоде, где он сел в колесницу во время последней встречи.

- Сын мой, у тебя все готово для сообщения?

- Да, - ответил я.

И он поведал следующее:

Давид сказал:

- Ты выбрал маршрут? Между нами и воротами города – пять тысяч километров.

Дженни быстро сказала:

- Давайте поедем по ущелью среди скал, так как я помню, г-н Соди очень любит природные пейзажи, и, особенно, горные.

- Я уверена, папа, что твое желание исполнится в полной мере, - сказала Мария, - Не знаю, какие в мире горы и реки, но я проходила этим маршрутом несколько раз с мамой и бабушкой, а также с другими, и я знаю, что тебе понравится.

- Я тоже уверен, что понравится. И, Дженни, дорогая, я рад, что ты помнишь мои природные предпочтения и ради них выбрала задержаться со мной еще.

Колесница Давида начала дрожать, как живая. Мы обратились к множеству душ, стоящим у ворот, и сказали:

- До свидания, до новой встречи!

Я увидел, что у Дженни множество друзей, тысячи собрались, чтобы попрощаться с ней, и на прощание спеть гимн; до сих пор помню слова песни:

На небесах мы говорим только “До свидания”,

Гарантируя встретиться еще раз.

Божьего благословения вам на всех путях

Через горы и долины.

Когда колесница отъехала, они вскоре исчезли из нашего взгляда, и остались далеко позади. Прекрасные поля с изобильным урожаем расстилались в большой долине перед нами.

Мама сказала:

- Не потребовалось ни капли человеческого пота для получения золотых урожаев с этих полей. Здесь нет проклятия - ни сорняков, ни колючек, но добрая воля нашего Отца все это заготавливает для нас. Все на небесах растет без участия человеческого труда и пота. Когда люди заняты сбором этих больших урожаев, их труд – это своего рода пикник радости.

- Ах, как велика, - ответил я, - любовь Бога к человеку!

Прекрасные цветы, многообразие которых было беспредельно, устилали путь. Аромат с полей и цветов настолько бодрил, что моя душа переполнилась восторгом. Я воскликнул:

- Ах, почему люди в мире так мало ценят Божьи откровения об этом огромном наслаждении в местах вечной радости?

Есть много христиан, которые пытаются верить, что небо – это только состояние отдыха и вечный покой в душе, и не думают о нем, как о месте такой великолепной славы. Это лишает их самих радости ожидания.

Вдали показались красивые здания. Я спросил Дженни:

- Что это за здания, вон там?

- Это райские дачные домики, - сказала она, - у многих жителей есть в городе особняки, но зачастую они проводят много времени здесь, так как эта приятная местность высоко ценится.

Давид замедлил скорость колесницы, когда мы проходили через улицы. Рядом с дорогой были красивые фонтаны и деревья со спелыми фруктами.

Давид остановился около бьющего фонтана, мы все выпрыгнули из колесницы и освежились водой жизни из серебряных кубков. После того, как мы собрали нужные нам фрукты, мы вновь сели в колесницу и медленно поехали, так как пейзажи были слишком величественны, чтобы смотреть их в спешке.

Вскоре вдали показались холмы и горы. У их подножий стали просматриваться красивые извилистые реки. Глубокие ущелья между холмами и отрогами гор восхитительно дорисовывали картину. Дорогу стали окружать великолепные горные пейзажи. Колесница поднималась по склону горы, с тем, чтобы проехать в высокогорную долину.

Давид обернулся ко мне и сказал:

- Сын мой, я очень рад этой возможности проехать через этот изумительный горный маршрут, я еще никогда не уставал от него, он напоминает мне, как я, бывало, скрывался в пещерах и среди скал, и в горах, спасаясь от Саула, моего гонителя. Никогда не забуду то время. Я часто искал, но тщетно, надеясь, что увижу Саула, едущего навстречу в колеснице вдоль больших горных дорог рая, но я никогда не встречал его и не слышал ни слова о том, что он находится в раю или в самом городе.
- Бедный Саул, - сказал я, - он отверг слово Божье и не послушался его, и должен быть наказан.

Я посмотрел на огромные скалы, нависающие над нами, и на дно глубоких ущелий, которое было от нас на расстоянии тысяч километров. В различных местах вдоль этой дороги были красивые приятные сады, где любой желающий может сойти с колесницы и насладиться прогулкой среди красивейших кустарников и всевозможных фруктовых деревьев. У одного из них Давид остановил колесницу, и мы все собрались под широко раскинутыми ветвями одного из деревьев жизни и начали собирать плоды. Я был так наполнен благодарностью Богу, что горячо закричал:

- Как Бог возделал этот сад! О, Давид, расскажи мне, насколько огромен этот рай?

- Ах, - сказал Давид, - он может вместить все миллионы, которые когда-либо родились или родятся. Эти прекрасные земли практически безграничны. Я не знаю всех возможных границ небес; возможно, Енох, Авраам или Моисей могут ответить. Одно могу сказать: здесь нет ни греха, ни горя, ни смерти. Во всей этой обширной области нет злонамеренных людей. Никто, делающий мерзости или говорящий ложь никогда не войдет в ворота города или даже в рай.

Давид пошел к колеснице и, взяв арфу, сказал:

- Теперь мы должны присоединиться к песне благодарения.

Мы быстро взяли арфы с наших поясов, и настроили их под арфу Давида. Он начал словами тридцать второго псалма, думая, что я знаю его лучше всего. Все мы запели:

“Радуйтесь, праведные, о Господе: правым прилично славословить.

Славьте Господа на гуслях, пойте Ему на десятиструнной псалтири;

пойте Ему новую песнь; пойте Ему стройно, с восклицанием,

ибо слово Господне право и все дела Его верны.

Он любит правду и суд; милости Господней полна земля.

Словом Господа сотворены небеса, и духом уст Его - все воинство их”

Когда мы закончили эту песню благодарения, Давид сказал:

- Без сомнения, ты встретишь Неемию, одного из дорогих святых неба, который записал, в то время как был на земле, как я помню, под божественным вдохновением:

“Ты, Господи, един, Ты создал небо, небеса небес и все воинство их, землю и все, что на ней, моря и все, что в них, и Ты живишь все сие, и небесные воинства Тебе поклоняются” (Неемия 9:6).

Он продолжил:

- Ангелы из этого небесного мира посещают землю множество раз, а иногда и святые имеют эту привилегию, но об этом я расскажу в другой раз.

- Ах, как благословенно знать, - ответил я, - что я принадлежу Ему, что я был преобразован, стал, как малое дитя, уверовал в Иисуса, смирил себя, снова родился, получил вечную жизнь, и теперь этот великий восторг! О, Аллилуйя Богу! – воскликнул я.

Дженни сказала:

- Не поехать ли нам дальше, по дороге в город еще много всего интересного.

Мы сели в колесницу, Давид коснулся кнопки, и колесница поехала к вершине горы. Вдали виднелось множество горных вершин, все сверкали славой Божьей. Мы взбирались все выше и выше, через огромные ущелья по мостам, построенным Самим Господом Царства.

С непривычки путь казался головокружительным и опасным. Я сказал Дженни:
- Действительно ли мы полностью безопасны на такой чудовищной высоте, мчась на такой скорости?

Она ответила:

- На небе нет ни аварий, ни опасности. Ошибок мало, так как мы быстро научаемся глубинам Божьей мудрости.

Мы встретили много нагруженных колесниц, едущих в направлении, откуда мы только что прибыли. Все были очень веселые и счастливые. Мы всегда отдавали и получали приятные приветствия, когда проезжали мимо других колесниц на медленной скорости. Почти всегда новички, подобные мне, кричали, махая руками:

- Наконец-то дома!

На вершине этой большой цепи гор мы встретили одну колесницу, руководимую Илией, заполненной мужчинами и женщинами, и полдюжиной детей, только что прибывшими из мира, но счастливее группу я еще не видел. Давид подал сигнал, и обе колесницы встали бок о бок. Мы приветствовали друг друга рукопожатиями и поцелуями истинной любви. Дети были настолько полны ликования и радостного удивления, как и я сам, это была их первая поездка в это замечательное безмолвное ущелье. Они задали нам много вопросов, и, казалось, приготовились ехать дальше. У них не было ни мысли о страхе, но они были совершенно уверены в своих старейшинах и полностью довольны руководством Илии. После того, как мы положили им в корзину фрукты, собранные нами, они поблагодарили нас, и их колесница поехала дальше.

Давид сказал:

- Теперь мы должны поспешить, так как впереди нас ждет много интересного. Итак, мы поехали, забираясь все выше. Скоро мы приехали в самый прекрасный парк на высоком плато на вершине горы. Давид правил колесницей. Мы сидели, очарованные прекрасным пейзажем. Рощи небесных плодоносящих деревьев, цветущих кустарников многих видов, извивающиеся дороги во всех направлениях, с большим количеством колесниц, очень похожих на колесницу Давида. Одни стояли здесь и там, другие медленно двигались, наполненные радостными душами - мужчинами, женщинами и детьми - счастливыми и наслаждающимися небесными удовольствиями в полной мере.

- Бог приготовил все для своего народа! - сказал я.

Давид поставил колесницу на стоянку. Многие из огромного множества народа повернулись к нам, узнав царя Давида. Через несколько мгновений большая компания собралась вокруг, приветствуя Давида и нас. Они поинтересовались, кто мы такие, так как видели нас впервые. Вскоре мы были представлены и заново приветствуемы. Давид сказал:

- Отдохните, пройдитесь.

Мы совершили большую прогулку, встретились с сотнями, которые, как и мы, были здесь в первый раз. Большой приятный парк растянулся на три-четыре километра в длину и ширину. Многочисленные фонтаны были расположены в разных местах и являлись источниками бесчисленных рек и ручьев в раю, они были частью великого потока, который вытекает из города и от самого престола, по берегам которого, как в Священном городе и во всем рае, растут деревья жизни с двенадцатью видами фруктов. А стол в центре был буквально покрыт восхитительными райскими плодами, которые мы все свободно ели, при этом наслаждаясь интересным разговором.

- Ну, сын, - сказала мама, - ты вознагражден за твои усилия и самоотверженность в служении Господу в мире?

- Ой, мама, почему ты спрашиваешь меня об этом, что вопрос, я уже тысячу раз вознагражден. Даже одно то, что я вижу и чем наслаждаюсь сейчас в этом парке, - достаточное вознаграждение за все труды на земле странствования. Но кто те двое мужчин, идущих к нам?

Мама ответила:

- Я не знаю их.

Дженни сказала:

- Мне они тоже незнакомы, возможно, они недавно пришли в рай.

К этому времени они были рядом с нами. Они держались за руки и шли вместе, радостно разговаривая. Они привлекали мое внимание, так как я, кажется, узнал их обоих.

- Привет, доброе утро, - и уже в следующий момент мы крепко сжимали друг друга в объятиях и с огромной хвалой Богу кричали:

- Слава в вышних Богу!

Но кто же они? Двое из моих друзей, которых я хорошо знал и любил много лет назад, один г-н Фаггил из Ставангера, Норвегия, а другой дорогой душой был мой друг г-н Рансоме, из Лондона, Англия.

- О, братья, - закричал я, - я вижу вас здесь, но я не слышал, что вы покинули мир. Ох, брат Фаггил, когда в последний раз мы встретились на земле, мы вместе плакали на железнодорожной станции в твоем родном городе, и, брат Эдвин Рансоме, ты был для меня отцом, когда я находился в твоем большом городе Лондоне.

Братья, я действительно рад встретиться с вами здесь. Я здесь недавно и еще не был у престола, но ах, я переполнен величием и славой этого небесного мира.

Эдвин Рансоме сказал:

- Мы здесь довольно долгое время, но никогда еще не получали такое великое наслаждение, как теперь. Разве этот вид не грандиозен? - сказал он.

- Эти невероятные горы Норвегии, - сказал брат Фаггил, - я думал, что они достаточно грандиозны, хотя и заснеженные и замороженные в лед, как в морозильнике, в середине лета, но удивительные высоты этих восхитительных гор ничего подобного не знают, кроме весенних небесных утр. Конечно, на всех этих горных вершинах нет холодных ветров.

- Нет, - закричал я, - только посмотрите на эти деревья гигантской высоты, сгибающиеся под золотистыми плодами, похожие на пышную растительность тропических земель. Зимы никогда не приходят сюда, я уверен.

В это время подошла группа счастливых людей, драгоценные души. Я спросил:
- Кто они? - и они были быстро приглашены к нам.

Мои друзья, Эдвин Рансоме и Питер Фаггл, хорошо их знали и сказали:

- Они представляют собой группу служителей, которые были отмечены и хорошо известны в мире, очень любимы на земле, и также на небесах.

Вскоре я был представлен Кристмасу Эвансу и Роуланду Хиллу из Англии, а также д-ру Гатри. Роберт Флокхарт и Джон Уэсли стояли бок о бок. Д-р Адам Кларк и Джордж Фокс также были представлены, а затем подошли Питер Картрайт и Лоренцо Доу, и многие другие.

- Ах, - воскликнул я и сказал, - я слышал, и читал обо всех вас. Рад, очень рад встретиться с вами здесь. Они, должно быть, и тут проповедуют.

Я сделал знак маме, Дженни и Марии, которые пришли и были представлены. Было принесено большое количество сидений и помещено под широкими, распростершимися ветвями дерева, и мы все сели, когда увидели идущего к нам Давида, несущего арфу. Когда он приблизился, все братья встали и поприветствовали его с самым небесным радушием. Давид сделал очень вежливый поклон и с приятной улыбкой сел с нами. Затем, встав и взяв ситуацию в свои руки, он быстро представил группу из своей колесницы еще раз, в это время они вставали и еще раз приветствовали нас. При этом я встал и сказал:

- Дорогие братья, моя душа так переполнена радостью и небесным весельем, что я не могу больше сдержать мои чувства.

- Больше не старайся сдерживаться, - сказал Роуланд Хилл, но давайте все вместе прославим Бога. Мы преклонили колени, и такое служение хвалы я вряд ли когда-либо наблюдал, в частности, такие сильные чувства восторга и радости. Джордж Фокс, казалось, восхвалял Бога громче и слаще, чем кто-либо другой. Наконец-то встал и Давид и начал гимн, играя на арфе. Мы все объединились и пели с ним.

После долгого разговора мы решили пойти все вместе в дальнюю часть парка. Давид показывал дорогу, и мы все следовали за ним. Вскоре мы обнаружили, что многие из этих благословенных людей еще не посещали это место и не проходили этим маршрутом в течение долгого времени, эта дорога оказалась такой же новой для них, как и для нас. Снова я сказал Дженни:

- Я рад, что ты выбрала этот путь для нашей поездки в город. Ах, такие славные вещи приготовлены для нас!

Вскоре мы пришли к внешней границе парка, где мы оказались на самой вершине большого хребта в раю. Как мы стояли и смотрели сверху вниз на расстилавшиеся на огромном расстоянии подножия, огромные долины и равнины, нам все это казалось чудом. В прекрасной чистой небесной атмосфере мы могли видеть на большом расстоянии вокруг и в долинах на много километров ниже нас. Дорога, вьющаяся по склону горы, с огромным разнообразием деревьев по краям, открывала перед нами картину, подобной которой нет во всем творении. Когда я стоял, оглядываясь в удивлении, я сказал Давиду словами царицы Савской:

- “Вот, мне и в половину не сказано” (3 Царств10:7), - и снова, - “Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его” (I Коринфянам 2:9).

Далеко внизу в долине, а также на горных склонах мы увидели бесчисленное число особняков и дачных домиков для тех, кто предпочитает проводить большую часть своего времени в этих регионах. Я снова вспомнил слова Господа: “Я иду приготовить место вам. И когда пойду и приготовлю вам место, приду опять и возьму вас к Себе, чтобы и вы были, где Я” (Ин. 14:2).

Подошла Дженни и сказала:

- Г-н Соди, твое любопытство удовлетворено?

- Удовлетворено! Есть ли душа, которую что-то не устраивает здесь? Я взбирался на вершину многих высочайших гор на земле, но они были лишь холмиками по сравнению с этими чудесами рая, и, потом, только подумай, они вечны. Мы можем радоваться им всегда! Нет болезни! Нет старости! Нет ни смерти, ни печали, ни плача! Искуплены и спасены навсегда! Ах, Дженни, я так рад, что мы здесь! Ах, какие славные высоты рельефа, к которым мы подняты! Совсем недавно мы были в мире, где есть болезни, горе и смерть. Теперь все это прошло. Нет больше смерти! Но мы на небесах, равны ангелам и также спасены от старения!

Подошел Давид и сказал:

- Мы должны ехать.

Попрощавшись с нашими святыми братьями, мы вернулись к колеснице. После сбора необходимых фруктов и питья из бьющего фонтана, мы быстро сели в колесницу Давида и приготовились к путешествию в город великого Царя. Мы спели гимн хвалы за эти великие чудеса. Как только мы начали петь, вокруг нас быстро собрались много сотен, как только они увидели Давида, стоящего на колеснице с арфой, и присоединились к нам в громком прославлении Бога.

В этот момент подошли две милые женщины, приглашая нас к накрытому столу поужинать с ними. Они хорошо знали Давида и спросили о нас, и мы быстро представились. Мария узнала их обоих, и, выпрыгнув из колесницы и взяв их за руки, сказала:

- О, дорогие Эмма и Сьюзи, как я рада видеть вас! Они составили мне компанию в младенчестве в небесах. Ах, - сказала она, - папа, это подруги моего детства. Конечно, мы пойдем с ними, они тоже знают Давида.

Они, как и мы, были на пикнике на вершине этой горы. Они собрали много разных фруктов, и красивый стол был наполнен всем, что только может пожелать душа. Безусловно, мы наслаждались этим праздником, как души, которые только что перешли границу земной жизни и вошли в новое общество и дружбу в вечной жизни. Мы поблагодарили их за приятное развлечение, попрощались и вскоре снова сидели в колеснице.

Все книги

Назад Содержание Дальше