"Рай, святой город и слава трона"

Элвуд Скотт

 

Назад Содержание Дальше

Глава 32. Пятнадцатый визит – продолжение

Перед троном

Я повернулся и сказал Бомонду:

- Что нам делать? Я чувствую такой трепет и страх, мы так мало знаем о порядке вещей

здесь.

Мы спросили об этом нескольких стоящих рядом с нами.

- Ах, - сказали они, - не бойтесь, ходите там, где вам нравится, мы все найдем свои места, а вы будете близко у трона.

Мы осмотрелись, и вот мы увидели огромное количество мест, как позади, так и по правую и левую стороны от престола. Они возвышались на террасе в форме большого амфитеатра. Эти места вскоре были заполнены великим небесным хором. Они заняли их в красивом порядке, у каждого была золотая арфа. Наконец, сиденья были все заполнены теми, которые были самыми посвященными лидерами хора на земле, а также очень многими, кто никогда не пел на земных концертах, но, поскольку их небесные музыкальные голоса были натренированы в прославлении Бога на земле, они были выбраны по благословению Епископа всех душ на небесах для этого великого случая.

Я посмотрел еще раз. Старейшины большей частью заняли свои места, многих из них мы встречали. Они сделали красивый поклон в знак приветствия. Все наши тревоги исчезли, и мы почувствовали себя как дома.

Я посмотрел еще раз, преклоняясь в изумлении, и вот, наш благословенный Господь Иисус, в сопровождении Моисея и Павла, вступил на престол. Господь занял Свое место рядом с Отцом; Моисей и Павел - рядом со старейшинами.

Бесчисленные толпы вливались со всех сторон. Колесницы привозили десятки тысяч людей. Мантии первосвященников древних времен не могли сравниться с красивыми струящимися одеждами миллионов омытых кровью. Все выглядели очень счастливыми и радостными. Многие из наших друзей, которых мы очень хорошо знали на земле, пришедшие из отдаленных районов города или рая, сейчас подошли поприветствовать нас. Моя собственная мама, Дженни и Мария были среди них. Дорогой старый дед, сейчас такой молодой и красивый, тоже стоял с нами. Также пришли некоторые товарищи моей юности, который были приняты сюда много лет назад. Среди них был один, которого я никогда не ожидал увидеть на небесах, но он, как разбойник на кресте, был спасен в последние дни своей жизни, и, хотя он прожил долгое время в отдаленных регионах рая, как он потом рассказал мне, однако теперь он был здесь. У нас было много поздравлений и радостных встреч, в то время как огромное стечение народа наполняло место собрания.

На расстоянии шести километров или больше от места нашего великого Отца был внешний круг огромной толпы, собранной под большим арочным навесом этого царского трона. Четыре ангела вернулись и пролетели в центр трона, они трубили в трубы и говорили: “Свят, свят, свят Господь Бог Вседержитель, Который был, есть и грядет”. Когда эти архангелы закончили прославление, тогда двадцать четыре старца пали пред Ним, который живет вечно и во веки, и восседает на троне, и поклонились Ему и сказали: “достоин Ты, Господи, приять славу и честь и силу: ибо Ты сотворил все, и [все] по Твоей воле существует и сотворено”.

В то время, как они лежали лицом вниз, большой хор из ста тысяч голосов встал и спел перед собравшимися новую песню, которой по сладости, пафосу и чувствам никогда не было равной на земле; ни одного нестройного голоса или ненастроенной арфы не было среди них; но музыка достигла даже отдаленных границ этого замечательного множества собравшихся, в атмосфере чистого неба голоса можно было услышать на дальнем расстоянии, и все огромное множество народа ответило: “Аминь, аминь”. Я посмотрел еще раз, и вот, я увидел тьму тем ангелов и услышал их песню; они говорили громкими голосами: “Достоин Агнец закланный принять силу и богатство, и премудрость и крепость, и честь и славу и благословение”. И все старцы встали и сказали: “Аминь”.

Затем они объявили знакомый гимн, так же хорошо известный на земле, как и на небесах, я слышал его много лет назад. Хор вел, но все люди пели и прославляли Бога так, что я начал думать, что сама земля звучит этой хвалой, и эхо возвращает назад эту замечательную мелодию. Я пришел в такой восторг, что меня снова охватили благоговение и страх, так как я увидел величие и великолепие Всемогущего Бога, как никогда раньше.

Я снова взглянул, и старец, которого я встретил, помахал мне рукой, чтобы я подошел к нему. Я быстро повиновался и поднялся на большую галерею, где сидели старцы, и он сказал:

- Обернись и посмотри еще раз на большое стечение народа.

И я действительно увидел великое множество людей, которое никто не мог перечесть, из всех стран и всех племен и народов и языков стояли перед престолом и пред Агнцем, одетые в белые мантии, с пальмовыми ветками в руках, и они восклицали и кричали громким голосом, говоря: “Осанна Богу нашему, сидящему на престоле, и Агнцу”, и все ангелы пали на лица свои и поклонились Богу и сказали: “Аминь”.

После этого, по предложению старца, я спустился к подножию трона и присоединился к компании, которую оставил, и тихим голосом сказал:

- Я никогда не знал до этого, что такое поклонение перед Богом. Наши любовь и ревность были настолько холодны на земле, и наше поклонение было таким формальным и безжизненным.

- Воистину, - прошептал Бомонд, - если бы я только вернулся на землю на одну неделю, я бы научил людей, как поклоняться Богу. Кажется странным, что мы любили Бога так мало, когда были на земле.

После этого небольшого эпизода в разговоре, Господь встал и стоял с поднятой рукой, приветствуя нас, перед Его величественным присутствием воцарилась глубокая тишина, и каждая голова склонилась перед Тем, Кто был Все во Всем.

Сенека сказал:

- Верно перепиши, и увидимся опять, как обычно. Спокойной ночи.

Все книги

Назад Содержание Дальше