"Рай, святой город и слава трона"

Элвуд Скотт

 

Назад Содержание Дальше

Глава 35. Последний визит - продолжение

Мы стояли какое-то время, взирая на эту неожиданную картину, которая распростиралась перед нами во всех направлениях. Потом мы спустились с этой большой возвышенной платформы, чтобы найти колесницу Давида, стоящую неподалеку. Мама, Мария и Дженни только что вышли из нее. Ах, было радостным сюрпризом увидеть их снова среди огромного движущегося народа вокруг нас. Мы пожали друг другу руки и подарили друг другу любящие поцелуи, чистые и непорочные, как небо; мы все чувствовали, что все союзы, начатые на земле, были здесь гораздо слаще, чем во время земной жизни в плоти. Но статусы замужней женщины или женатого мужчины не сопровождаются страстью и даже мыслью об этом на небесах.

Давид сказал:

- Я должен попрощаться. Поездки и путешествия с вами были действительно очень приятными, но я увижу вас снова. Гавриил со своей колесницей стоит вон там, ожидая вас. Перед тем, как идти, давайте все вместе еще раз поблагодарим и прославим Бога.

Бомонд ответил на это горячим возгласом, и мы все взяли арфы и присоединились к Давиду в еще одном сладком гимне хвалы. Когда мы закончили, Давид на прощание махнул рукой, и его колесница отъехала и исчезла из наших глаз, которые устремились вслед за ним, потому что мы сильно полюбили его.

Гавриил подошел и обратился к нам с большой любовью. Мама, Дженни и Мария - все хорошо его знали, но я видел его лишь один раз, при первом входе в рай; но я обнаружил, что он был одним из главных небесных ангелов, один из архангелов, кроме того, он был слугой Даниила, когда тот еще был в земном мире. Я узнал, что он возглавлял группу, которая объявила о рождении Спасителя, и охранял гробницу во время Его смерти, и откатил камень при Его воскресении.

Сейчас он пригласил нас сесть в его колесницу.

- Для того, - сказал он, - чтобы поехать в рай.

Мы приняли его приглашение и вскоре вошли в первую небесную колесницу, которая пересекала расстояние между небом и землей, умноженное в тысячи раз.

Ангел сказал матери и Дженни:

- Хотите ли вы выбрать какой-нибудь маршрут для путешествия в рай? К вашей команде присоединился Сенека, и вас теперь больше, чем когда вы были приглашены путешествовать вместе за ворота.

- Действительно, - заговорили обе одновременно, - мы были очень рады пойти с тобой; выбери маршрут, так как ты знаешь лучше всех.

- Возможно, Сенека хочет выбрать.

- О, Гавриил, ты благословен Богом, выбери ты для нас, так как ты знаешь все места в царстве, которых не знаем мы.

- Предоставьте мне выбор, когда мы будем проезжать в горных регионах, которые располагаются на юго-востоке, со стороны ворот Вениамина.

- Хорошо, - сказала Дженни, - ничто не может доставить большее удовольствие г-ну Соди, потому что он всегда наслаждался величественными и романтическими пейзажами нашей планеты. Давид, чья колесница только что уехала, совсем недавно привозил Сенеку, маму и Марию в школу подготовки детей, которая далеко на юго-западе, в детский амфитеатр в городе, где я находилась достаточно времени, преподавая малышам первые уроки на небесах. Сенека наслаждался обратной дорогой, идущей через великолепный горный район, так что я уверена, что ты выбрал мудро.

- Теперь, - сказал Гавриил, - когда все вы готовы, мы поедем, так как нам предстоит встреча с Господом, а также с очень многими другими, у ворот Вениамина, которые на юго-восточной стороне. Я хочу, чтобы Сенека и Бомонд сели со мной.

Мы заняли места рядом с ангелом, а мама, Дженни и Мария сидели вместе сзади. В следующий момент колесница отъехала.

- Ах, Сенека, ты благословен Богом, - сказал ангел, - Ты избранный сосуд, избранный для специального поручения Самим Господом.

- Ах, скажи мне, Гавриил, что меня ожидает. Небо было сплошным радостным сюрпризом на каждом шагу, с тех пор как я вышел из ангельской колесницы, у дальних ворот рая, когда мы впервые вошли в это царство славы.

- Все, что перед тобой, - сказал ангел, - почти не отстает в сравнении с тем, что пока за их пределами. Но Сенека, ты святой Божий, в тебе Его благоволение, и Его намерения о тебе будут известны в надлежащее время.

При этом мама, которая проявила сильный интерес к разговору, сказала:

- Ах, Гавриил, человек рядом с тобой - мой собственный сын, и был выхожен этими руками со дня его рождения, и я глубоко заинтересована во всем, что происходит.

Дженни встала, склонилась, обняла мою шею и сказала:

- О, Гавриил, этот человек был моим мужем на земле, и наша земная жизнь, которую мы провели вместе, была наиболее сладкой. Но здесь мы вступили в вечный союз.

При этом ангел засмеялся и сказал:

- Вы снова поженились?

- Ах, нет, мы не женаты, так как святые не вступают в брак на небесах, и они не хотели бы, но эти крепкие узы дружбы будут вечны, не так ли?

- Конечно, - сказал ангел, - Ваша любовь и единство будут намного слаще, чем когда бы то ни было на земле.

- Но я хотела бы знать, - сказала Дженни, - и я знаю, что ты можешь сказать мне, были ли когда-нибудь у ангелов отношения любви друг с другом, как между мужем и женой?

После этого вопроса, Гавриил понизил скорость колесницы и посмотрел через плечо на Дженни, которая стояла, обнимая меня за шею, и сказал:

- Ты почти заставляешь меня краснеть похлеще вас, которые являетесь потомками и родителями. У нас нет ни невест, ни женихов. Но брак был такой лидирующей страстью у жителей Земли, что наш Господь намерен увековечить его в вечности, только измененным. Он теперь и всегда будет Женихом всех святых, вы, не мы, будете Его невестой. Мы были рабочими пчелами в большой семье человека на земле и на небе, не трутнями, не матками, но мы все довольны нашей сферой деятельности. Мы не знаем ни горя, ни каких-либо нереализованных желаний, которые не могли бы быть полностью реализованы здесь, на небесах и на земле. Мы твои слуги, и это путешествие к воротам Вениамина и в рай - мое радостное служение.

При этом Мария встала и сказала:

- Ах, Гавриил, этот мужчина рядом с тобой - мой отец, с которым я рассталась, когда была совсем младенцем. Думаю, что это, должно быть, твоя колесница привезла меня на попечение дорогой бабушки, как я научилась называть ее позже. Тут колесница остановилась, и ангел поднялся и, повернувшись, положил руки на наши головы, с благословениями начальника Божьих ангелов, и сказал:

- Ах, святые Всевышнего, я присутствовал, когда утренние звезды пели вместе, и настроил мою арфу под священные мелодии небес. Я такой же теперь, как и тогда. Но перед вами - бесконечный прогресс, вечная судьба, с возвышением, почестями и благами, о которых вы знаете сейчас так немного.

- Теперь, - сказал Гавриил, - мы должны идти, так как в ближайшее время мы должны присоединиться к другим у ворота Вениамина.

Колесница поехала с большой скоростью. Вид был полностью новым для Бомонда и для меня, и Дженни сказала, что почти новый для нее. Особняки были так красиво украшены, как только могла бы пожелать любая душа на небесах. Тысячи святых приходили и уходили, подобно занятым в улье пчелам.

- Я вижу колесницу Давида, - сказал ангел, - спускающуюся на широкий проспект вон там.

Вскоре мы были вместе, приветствуя друг друга и поздравляя, так как колесница наполнилась древними мужчинами и женщинами; известными святыми.

Колесницы поехали рядом; мы ехали, пока, наконец, на горизонте не появились сияющие стены и огромные ворота Вениамина, и, когда мы замедлили скорость, мы увидели самую красивую колесницу, из всех, что видели до этого, стоящую у ворот. Она блистала золотом небес, инкрустированным красивыми алмазами. В этой колеснице находился наш Господь. С Ним также были двенадцать апостолов. Яркий ореол света, почти с ослепительной яркостью, осветил все вокруг колесницы. Через несколько мгновений три колесницы стояли бок о бок. Мы все склонили головы, святые и ангелы, перед Тем, Кто приготовил этот город для нас.

Арфа Давида была большого размера. Он встал перед всеми нами, и объявил гимн. Мы все встали и спели еще раз, стоя в колеснице, хвалу Господу и Спасителю.
Ангел Гавриил спел громкие древние хвалебные песни соло. Даниил, который находился в колеснице Давида и был закадычным другом ангела, сказал:

- Спой еще раз, - и самая сладкая мелодия, которую мы когда-либо слышали, раздалась из его освященных губ.

- Теперь, - сказал ангел, - посмотрите через эти ворота, - и вот, там огромная компания вновь прибывших стояла с внешней стороны и пела новые песни. Эта компания была собрана сюда из разных мест в раю так же, как это было с нами совсем немного времени тому назад. Стефан, святой, принявший мученическую смерть, привел эту компанию. Во время того, как он приготавливал их к тому, чтобы пройти через ворота в присутствие Господа Иисуса, Который сейчас позвал нас всех подняться на высоту около ворот, Он нежно положил руки на мою голову и сказал:

- Сын, ободрись, твоя земная миссия еще не завершена, но, как Я однажды позвал Моисея и Илию, от этих сияющих ворот, так и теперь Я посылаю тебя, чтобы ты рассказал, что ты видел и слышал, что это всего лишь десятая часть того, что ты еще увидишь; все то, что они будут получать, сейчас в твоих руках. Искренняя неподдельная вера на многих участках земли ослабевает. Ты хочешь найти верного помощника, на чьей голове должны почить мои благословения. По завершении твоего земного пути, Я должен присвоить тебе благословения старца - раннее наследие из “приобретенных владений”. Все головы склонились, когда Он молился и поручил меня ангельской заботе.

Бомонд и женщины подошли ко мне и сказали:

- Это правда, что мы должны расстаться?

- Только на время, да, только на время. Я скоро увижу вас снова, - закричал я с восторгом.

Господь сказал:

- Поспеши на твою миссию, Я должен приветствовать тех, кто за воротами, потому что Я искупил их Своей Кровью.

Сказав так, Он подозвал к себе Гавриила, и дал ему указания относительно меня. Я попрощался с родственниками и со всеми, кто пришел повидаться со мной, сказав:
- Я увижу вас опять, - и вошел в колесницу ангела.

Все книги

Назад Содержание Дальше