"Руководство, менеджмент и 5 слагаемых успеха"

 Рик Джойнер

 

Книга Рика Джойнера Руководство, менеджмент и 5 слагаемых успеха

Назад Содержание Дальше

Глава 3. Вы здесь

Мой друг доктор Джек Дири однажды рассказал мне коротенькую историю, которая стала довольно значительной для него. Он должен был пойти в огромный супермаркет, чтобы там встретиться с друзьями в условленном месте. Он зашел в магазин и подошел к плану, на котором было показано, где что находится. Он нашел на карте то место, где они договорились с друзьями встретиться, но двинулся в неправильном направлении, потому что с самого начала не смог определить точку, которая гласит: "Вы находитесь здесь".

По самому своему определению, руководство должно куда-то вести, но прежде, чем мы стартуем, надо бы определить, куда мы идем и где мы находимся. В этой главе делается попытка показать, с исторической перспективы, ту точку, которая указывает нам, где мы находимся.

Четыре великих исторических эпохи

В человеческой истории было четыре исторических эпохи. В каждой из них главенствовал определённый "базис власти", который и дал название эпохе. Вот эти четыре властных базиса - ВОЕННЫЙ, РЕЛИГИОЗНЫЙ, ПОЛИТИЧЕСКИЙ и ЭКОНОМИЧЕСКИЙ. Понимание и правильное использование этих четырех базисов власти составляют основание, на котором строится руководство миром.

Например, в период, предшествующий приходу Христа, преобладала военная сила. Это был век завоевателей. Христианство, по сути, стало первой религией, бросившей вызов военному базису в борьбе за мировое влияние. К чётвертому веку новой эры римский император Константин правильно увидел, что религиозный базис власти вскоре затмит по своему влиянию базис военный. Как в известной поговорке, поняв, что не может его (религиозный базис) одолеть, Константин присоединился к нему (в контексте этой главы понятие "религиозный базис власти" относится к религиозным организациям, а не к личным убеждениям верующих).

С четвёртого века до эпохи Возрождения религиозный базис власти - с христианскими институтами религии на Западе и исламом на Востоке - поднимался по ступеням своего влияния на мир. В этот период военные силы использовались для утверждения религиозного превосходства. И политика, и экономика тоже развивались в это время, завоёвывая влияние, но, по большей части, использовались на службе у религиозного базиса.

В шестнадцатом веке политика стала выходить на арену в качестве основного источника влияния. Были изобретены и созданы правительства, а феодальные институты своё влияние утратили. После этого и военный, и религиозный базисы превратились в придаток политической власти. Экономика, набиравшая силу в течение нескольких веков, начала выходить на арену в качестве основной силы в двадцатом веке. По мере того как коммунизм и капитализм воевали за господство в новом базисе власти, военный, религиозный и политический базисы стали придатками экономической власти.

Реальная история не такая гладкая, как это представлено выше, но в общем смысле можно сказать, что перечисленные четыре властных базиса составляют четыре главных воздействия, определяющих направление развития цивилизаций. В разных регионах были периоды, когда военная сила возвращала себе первенство и становилась на некоторое время главенствующей в религиозную, политическую или экономическую эпоху. Мы также знаем случаи, когда религия восстанавливала своё лидирующее положение в эпоху других базисов, как, например, в период Великого Пробуждения в восемнадцатом и девятнадцатом веках или во время недавней революции исламского фундаментализма в Иране. В бывшем Советском Союзе мы наблюдаем сейчас интересное столкновение политического, экономического и военного базисов, каждый из которых старается добиться лидирующего положения, и при этом растёт влияние религии, которое усиливается стихийно.

Фундамент для понимания будущего

Осознание этих четырёх основных источников силы, влияющих на фундаментальные изменения цивилизаций, может дать парадигму для понимания основного направления прошлого, настоящего и будущего. Парадигма - это модель, которую мы используем для понимания, восприятия и интерпретации мира. Бесполезно просто знать об исторических событиях, если мы не понимаем их и не способны применить это понимание, чтобы повлиять на будущее. Если мы хотим понимать, куда мы движемся, то должны иметь достаточно полное представление о том, где мы были. Не случайно почти все великие исторические лидеры были прилежными учениками истории и обладали мощным историческим видением.

Клаузевиц, который служил немецким офицером во времена наполеоновских войн, в своей книге "О войне" определил место военного базиса во многом подобно тому, как Макиавелли определил базис политический в своей книге "Князь". Клаузевиц писал, что война - это попытка продолжить политическое воздействие одной страны на другую. Во времена Клаузевица война была действительно продолжением политики, поскольку писал он эти строки в девятнадцатом веке, когда доминировал политический базис власти. Если бы он писал свою книгу сегодня, то почти наверняка написал бы, что войны являются продолжением интересов экономических. Чтобы понимать современный мир, надо знать, что все остальные базисы сегодня находятся на службе у главенствующего, экономического базиса.

Понимание экономической войны

Ясно, что, по мере того как мир будет всё дальше внедряться в эпоху главенства экономического базиса, большинство важнейших конфликтов будут иметь экономическую природу. Холодная война была совершенно реальной войной, но это была война экономическая, а не вооружённая. Великое противостояние коммунизма и капитализма было больше экономическим столкновением, чем политическим. Бывший Советский Союз был побеждён экономически, а не политически или военным путём. В средние века религиозные противоборства перерастали в войны, подобное могло произойти и с холодной войной, но по Божьей благодати этого не случилось. Политические и экономические перемены, произошедшие в связи с холодной войной, были столь глубоки и всеобъемлющи, что превзошли изменения, вызванные войнами, в том числе и Второй мировой войной.

Финансовый кризис в Европе в 1992 году стал экономическим эквивалентом значительной военной операции, но битва была выиграна не с помощью артиллерии и пехоты, а средствами банков и финансов. Долговременный эффект этого кризиса может оказать на европейское развитие такое воздействие, которое можно сравнить с последствиями многих сражений между теми же странами.

Часто говорят, что Америка победила в войне Японию, а Япония победила Америку в мире. На самом деле то, что мы называем "миром", является самой настоящей войной, которая по своему стратегическому значению так же важна, как Вторая мировая война с участием армий и флотов. США выиграли войну вооружённую, а Япония выигрывает войну экономическую, которая имеет силу произвести такие же кардинальные экономические, политические и даже религиозные перемены, какие произошли в результате Второй мировой войны.

Понимание современной природы этих конфликтов необходимо для любой страны, которая хочет успешно воевать на этих полях сражений. Банкиры и лидеры экономики служат на этой всемирной войне генералами. Армии образуются из рабочих, владельцев малых предприятий, бухгалтеров и других профессионалов бизнеса. Компьютеры стали теперь важнее снарядов и патронов. Экономическому шпионажу уделяется больше внимания, чем военной разведке (интересно, что русские считают ИРС противной стороной КГБ).

Экономика сегодня стала наиболее влиятельной силой, диктующей политические перемены. Хотя Джордж Буш привёл США к одной из самых решительных военных побед в истории, руководил страной до окончательной победы в холодной войне и на время достиг беспрецедентной популярности, но на выборах победил Билл Клинтон, разглядевший и сумевший использовать смену силовых базисов. Клинтон понял, что экономический базис сейчас более влиятелен, чем военный, религиозный или политический, и сделал ставку на реальную силу. Популярность Буша стала падать, когда люди ощутили, что он не понимает или не уделяет внимания экономическому руководству, ставшему наиболее важным видом руководства, которым должен владеть сегодня президент.

Новое поколение лидеров

Способность почти любой нации лидировать в военной. Религиозной или политической области на международной арене зависит от экономической мощи этой страны. Многие из основных принципов руководства одинаковы для любого лидера - военного, политического или религиозного. Конечно, при смене одного силового базиса на другой некоторые правила меняются. Одновременно с переходом к новому главенствующему силовому базису возрастает и цена ошибки руководителя. Это значит, что любая ошибка заденет больше людей, и более быстро. Теперь уже всё более очевидно, чем когда-либо, что если не появится достойное руководство, чтобы противостоять основным проблемам нашего времени, то наиболее дьявольские силы очень быстро заполнят вакуум, чтобы управлять нашим будущим.

В конце восьмидесятых годов мы стали свидетелями поразительно быстрого краха наиболее могущественных коммунистических империй. Как говорилось ранее, не военная сила привела к их распаду, но сила экономическая. В результате этого произошёл один из самых грандиозных сдвигов в истории. И всё это свершилось всего в течение нескольких недель! Никогда прежде в мировой истории не происходило катаклизмов такого масштаба в столь короткий промежуток времени. Со сменой каждого силового базиса как основной движущей силы мирового порядка в огромной степени увеличивается и скорость изменений в масштабе цивилизаций. Новые руководители должны быть способны гораздо скорее усваивать новые знания и действовать значительно быстрее. Чем это было допустимо раньше. Для того, чтобы быть лидером в сегодняшнем мире, требуется гораздо больше. Чем просто знать, где мы находились или где мы находимся сейчас, мировое лидерство сегодня требует пророческого видения грядущего и мудрости и воли при решении будущих проблем, как если они были историческими фактами.

Сегодняшним лидерам нужны другие навыки. Например, в эпоху военного базиса для лидера было важно знать, как ведет себя человек в условиях крайней опасности, и уметь им управлять в этих условиях. Он должен быть знать различные виды оружия и наиболее эффективные способы их применения. В религиозную эпоху понимание человеческого страха и умение управлять им означало власть. В политическую эпоху знание культуры и способность писать и произносить убедительные речи были наиболее важными качествами для лидера. В век экономики способность находить информацию, быстро и умело использовать её необходима каждому, кто причастен к руководству. Информация в наше время может быть сильнее армий, и сегодня это самый ценный ресурс в мире, если принять во внимание количество людей, времени и усилий, вовлечённых в эту сферу.

Цена перемен

Способность предвидеть перемены и быстро приспосабливаться к ним чрезвычайно важна для тех, кто причастен к власти. Это особенно справедливо относительно демократических государств, в которых правительства не понимают и не умеют пользоваться властью экономической. Удивительно, что демократии склонны к капитализму и выиграли экономическую холодную войну с коммунизмом. Несмотря на то, что капитализм поверг коммунизм, он сам пошатывается на краю пропасти перемен, которые обещают быть столь же радикальными, как и изменения в коммунистической системе. Большая часть способности капитализма побороть коммунизм основана на возможности получить большие займы на более длительный срок. Это основание, составленное из долгов, не очень надёжно, и уже ясно видны внушительные трещины. По счетам скоро придётся платить сполна, и неспособность наших политических лидеров понять и предвидеть экономическую катастрофу сделает её ещё более мучительной.

Это не значит, что нам предстоит возврат к коммунизму, есть и другие перспективы. Отказ религиозных лидеров, с их средневековым менталитетом, проявить свою власть по отношению к нарождавшемуся политическому базису сделал цену перемен слишком высокой в плане человеческих жизней и влияния религии. Подобным образом нежелание политических лидеров ослабить контроль в экономических сферах, где им недостает мудрости руководить эффективно, обещает привести к разрушительным переменам.

Например. Постоянные изменения в налоговом законодательстве создают экономическую среду подобную игре с постоянно меняющимися правилами, но никто не сообщает вам об изменения до тех пор, пока они не становятся свершившимся фактом. Как только вы разрабатываете стратегию игры для данных правил, они меняются, и это не только делает вашу стратегию бессмысленной, но и ставит вас в положение противоположное тому, в котором вам нужно находиться.

Поразительным примером этого может служить закон о налоговой реформе администрации Рейгана. Даже при беглом взгляде каждого должно было насторожить, что сфера накоплений и займов будет обречена на потери, которые не сможет вынести. Значительный процент развития коммерческой недвижимости, который финансировался этой сферой, был возможен благодаря существовавшему налоговому кодексу. Действительно, благодаря ему искусственно были завышены цены в этой части рынка, но инвесторы просто играли по установленным правилам и не имели не малейшего представления о том, что они могут поменяться в процессе игры. Когда правила сменились, цены на собственность упали, сделав многих инвесторов из сферы накоплений и займов и других сфер крупного бизнеса неплатёжеспособными.

К чести администрации Рейгана надо сказать, что налоговая реформа была крайне необходима, чтобы исправить экономическую несправедливость, даже безумие, которое стимулировалось неоправданными налогами. Однако нужно было проявить гораздо больше терпения и проницательности, чем это было сделано. Если бы перемены проводились в течение хотя бы пяти или десяти лет, бизнес успел бы пересмотреть свою стратегию и приспособиться к переменам без разрушительных потерь, за которые в конечном итоге пришлось заплатить всей стране, и ниспровержение сферы накоплений и займов было всего лишь частью этой платы.

Налоговая реформа Рейгана всколыхнула всю экономику, и потребуются годы на её восстановление. Главный негативный результат состоит в потере доверия к правилам. Многие, кто хочет участвовать в экономической игре, начав новое дело или сделав инвестиции, сейчас находят затруднительным строить долговременные планы, которые необходимы для серьёзных экономических проектов. Такие последствия реформы трудно измерить количественно, но хорошо видно, как они повлияли на то, как многие сегодня занимаются бизнесом, и это, без сомнения, негативные последствия.

Очевидно, что правительство старается загладить свою ошибку, выставив напоказ нескольких проходимцев из сферы сбережений и займов как пример того, что эти вредные личности разрушают экономику. Во всякой сфере деятельности найдутся жулики, но, конечно, не они привели к развалу системы накоплений и займов. Это был просто ещё один пример деятельности политиков, не осознающих до конца последствия своих поступков в век экономики.

Фермерские субсидии играют для фермеров ту же роль, что и для инвесторов в коммерческой недвижимости. Многие из этих программ устарели и требуют изменений, но для этого необходимо время и тщательная проработка, иначе это погубит много фермерских хозяйств.

Господь, храни демократию

Учитывая природу человеческой натуры, как показала история, демократия является наилучшей формой правления на земле. Одновременно мы должны понимать, что она и наименее эффективная. В то же время есть факторы, которые более важны, чем эффективность, например свобода. Однако, чтобы выжить, демократия должна измениться. Если мы позволим демократии совершить некоторые изменения, чтобы соответствовать нашему времени, она станет только лучше. Если же изменения не произойдут, то демократия обречена, что станет величайшей трагедией для цивилизации.

В настоящее время правительства, за незначительным исключением, чаще всего представляют собой заметные препятствия для основательного, серьёзного экономического развития. Редко это противодействие намеренное, но, даже когда правительство старается содействовать бизнесу, результат часто оказывается обратным. Если правила экономической игры меняются после каждый выборов, а иногда и чаще, становится невозможным выработать определённую стратегию и придерживаться её, что просто необходимо для прочного, долговременного успеха, основанного на производительности, а не только на займах. Настоящая задача правительства - создать "ровное игровое поле", и совершенно недопустимо менять правила в разгар игры.

Я встречался со многими выдающимися политическими и экономическими лидерами США. Обычно я могу очень быстро распознать подлинный дар руководителя, и многие из замечательных руководителей сегодня занимаются бизнесом. Очень немногие из бизнесменов будут работать в правительстве. Поскольку выборный процесс для них чужд и неприятен и не соответствует их темпераменту. Наши законодательные органы состоят по больше части из юристов, мало понимающих в бизнесе. Только бизнесмен может по-настоящему разбираться в деловых проблемах, но сегодня деловые люди отделены от реальной власти. Если эта ситуация не переменится, возникнет угроза не только потерять в будущем лидирующее положение Америки, но и вообще даже место, с которого можно будет за этим наблюдать.

Демократии доказали, что не способны к радикальным переменам до тех пор, пока не случится кризис. Сейчас мы на пути к такому кризису, и люди дальновидные это понимают и готовятся к нему. Назревающий экономический кризис либо выдвинет нас на новый уровень цивилизации, либо отбросит в беспрецедентную тиранию и анархию.

Новая демократия

К этому уравнению мы должны также прибавить тот факт, что демократия не только неэффективная, но ещё и очень медленная форма правления. Совершенно осознавая тот факт. Что демократия - единственная внушающая доверие форма правления, мы должны признать, что настало время (если мы хотим выжить) исследовать способы ускорения демократических процессов. Имеются технологии, которые позволяют это сделать, и они значительно усовершенствуют возможность граждан участвовать в правлении.

Очень интересным опытом являются "собрания горожан", которые были начаты информационными средствами и использовались кандидатами на последних выборах. При наличии современных технологий скоро может стать реальностью "народная демократия", с референдумами для принятия важнейших правительственных решений, в которых участвуют все горожане. Рынки ценных бумаг уже используют эти принципы. Каждая операция на таком рынке как чей-то голос, высказанный за или против компании. Это способ, которым выражается экономическая власть. Каждый рабочий день несколько сот миллионов таких "голосов" обрабатывается и учитываются почти мгновенно. Если это работает у них, то почему это не может применить правительство?

На этом направлении достигнут определённый прогресс. Раньше, если президент хотел издать закон, он должен был передать его на разработку парламенту. Сегодня при наличии телевидения и других практически мгновенных средств массовой информации лидеры обращаются непосредственно к людям, и они могут писать или звонить своим представителям в конгрессе. Почему бы не убрать лишнее, дорогостоящее звено и не устраивать непосредственное голосование сразу после того, как люди выслушали полемику по тому или иному вопросу?

Основная причина, по которой это не внедрено до сих пор, - в том, что тогда те. Кто сейчас находятся у власти, потеряют часть своего влияния; но такие перемены должны произойти, если демократия хочет выжить. В прошлом представители демократической власти избирались людьми слишком озабоченными своим собственным выживанием, многие из них не были достаточно образованы и не имели времени на обдумывание всех вопросов и поэтому выбирали тех, кто, по их мнению, мог сделать это за них. С появлением новых средств связи почти каждый гражданин информирован обо всех событиях лучше, чем наши предшественники несколько десятилетий тому назад. Потребность в демократических представителях будет всегда, но их делом станет в основном отбирать и объяснять законы, за которые предстоит голосовать.

Если политический силовой базис не будет осуществлять изменения, которые диктует ему экономический базис не будет осуществлять изменения, которые диктует ему экономический базис, то само его существование будет поставлено под угрозу. Альтернативой в этом случае может быть тирания или вождь-недочеловек, который, согласно библейским пророчествам, завладеет миром благодаря своему умению контролировать куплю-продажу.

Альтернативы

Во времена экономических кризисов народ обычно мечтает о диктаторах, которые могут сотворить экономическое "чудо". Гитлер пришёл к власти в обанкротившейся и разорённой войной Германии, в которой безработица достигала 50%, а долг и дефицит в ценах того времени были больше, чем у любой западной державы сегодня. Всего за четыре года Гитлер не только выправил бюджет, но и выплатил весь долг! Он ликвидировал безработицу, а производительность труда достигла беспрецедентного уровня. Его экономические успехи выглядели сверхъестественными.

Достижения Гитлера в социальной сфере выглядели не менее внушительно. Он почти полностью искоренил преступность и правонарушения, кроме преступлений и беззакония против евреев, которые он сам санкционировал. Тирания способна на великие свершения, но какова цена этого? Если нелепая экономическая политика не претерпит существенных изменений, мы скоро на своём опыте узнаем это.

Гитлер презирал демократию, считая её убежищем слабых, и разгромил изрядное число демократических стран. Демократии могут оказаться слабыми перед лицом сильного, решительного руководителя, но это совсем не обязательно. Они просто должны быть более открытыми для такого типа руководителя, который обладал бы силой и решительностью, которая потребуется в будущем. Невозможно проложить путь в будущее, если страшишься перемены, чтобы управлять новыми появляющимися силами, то для общества возникает альтернатива более страшная, чем тирания человеческая. Это тирания нечеловеческая.

Есть несколько тенденций, которые бросаются в глаза при анализе исторического развития власти. Во-первых, увеличивается темп изменений. Военный силовой базис сохранял своё господство две-три тысячи лет. Религиозный силовой базис доминировал около тысячи лет. Политический базис главенствовал всего три или четыре века. Эта тенденция, скорее всего, не только сохранится, но и усилится. Если это так, то сколько времени продержится у власти базис экономический? Существует ли другой базис, который скоро выйдет на сцену? Или один из ранее главенствующих базисов возникнет снова в качестве превосходящего?

Никто, прилежно изучающий историю, не может пренебречь Библией в качестве источника, содержащего глубокие прозрения. Интересно, что Писание не только точно предсказало эти тенденции в развитии человечества, но и указывает, куда мы придём. Иисус и апостолы говорили, что это придёт как родовые схватки. Многие богословы, которые, очевидно, сами никогда не производили детей на свет, утверждают, что это означает внезапность. На самом деле родовые схватки не начинаются совсем неожиданно. Они нарастают постепенно и вначале сравнительно безболезненны. По мере приближения родов схватки учащаются и становятся интенсивнее. Это довольно точная аналогия того, как действуют силы, движущие историю.

Интересно также, что многие богословы под завершением этих сил понимают конец света, в то время как Иисус и его последователи указывали на это как на начало новой эпохи - эпохи мира, справедливости и процветания во всём мире. Она начнётся тогда, когда Бог в последний момент вмешается в наши дела, чтобы предотвратить окончательную гибель. Это вмешательство произойдёт в тот момент, когда сильно увеличится знание. Это, конечно, указывает на наше время, когда к общему объёму знаний, накопленных человечеством, за три года было добавлено столько новой информации, сколько было накоплено за шесть тысяч лет записанной истории человечества.

Придерживаетесь ли вы библейской точки зрения или нет, но если исторические тенденции действительно помогают в прогнозировании будущего, то мы сейчас вступаем в период, когда действуют столь могущественные силы, что они, кажется, многократно превышают способность людей ими управлять. Скорость экономических перемен так велика, что она подошла к пределам нашей возможности на них реагировать, не говоря о том, чтобы предугадывать их и управлять ими.

Компьютеры невероятно увеличили свою производительность и быстродействие. Мы стремительно приближаемся к тому моменту, когда нам придётся передать все полномочия компьютерам и уступить им, если они будут поспевать отслеживать скорость изменений. Хотим ли мы, чтобы так случилось? Мы должны задуматься об этом сегодня, поскольку скоро надо будет принимать решение. Мы вступаем в измерение, в котором есть единственная постоянная величина - это постоянные изменения.

Мы не должны бояться вносить изменения в наше правительство, или оно будет вынуждено меняться под воздействием внешних сил. Из этого не следует, что бизнесмены или экономисты станут нашими спасителями. У бизнеса, и в особенности американского, есть свои собственные проблемы, которые надо разрешать. Мир меняется, и меняется быстро, и многие американские бизнесмены пренебрегли своей обязанностью руководить и управляют на основе докладов о событиях прошло квартала, это слишком долго! Подлинное руководство состоит не в том, чтобы управлять тем, где мы были, но тем, куда мы направляемся. И не руководство, просто приспосабливающееся к видам на будущее, а мы сами должны иметь видение, решимость и твёрдость характера, чтобы воплотить будущее.

Природа свободы

История доказала, что человек необычайно хорошо адаптируется, но и у наших способностей есть границы. Очевидно, что мы приближаемся к точке переполнения по отношению к переменам. Историк Вилл Дурант сделал следующее наблюдение: "Без направляющих, вдоль которых движется наша мысль с неощущаемой лёгкостью, мы начинаем испытывать постоянную тревогу, и нами овладевает чувство неуверенности". В конечном Итоне непрестанная неуверенность и тревога могут привести к психическому срыву или умственному расстройству. Если бы было возможно оценить совокупное психическое здоровье человечества, мы, конечно, оказались бы где-то между функциональным расстройством и безумием, стремительно двигающимися к буйному помешательству.

Традиция выстраивает основные культурные направляющие, вдоль которых может двигаться наше сознание. Традиции обеспечивают людям такую же свободу движения, какую рельсы дают железнодорожному составу. На первый взгляд кажется, что рельсы ограничивают свободу поезда, но это ограничение, которое обеспечивает движение вперёд. Кажется, что при их отсутствии можно было выбрать любое направление, но далеко ли уехал бы поезд без железнодорожного полотна? По сути, рельсы дают поезду свободу быть тем, чем он должен быть. Зачем нужен двигатель в тысячу лошадиных сил, если колёса вращаются впустую, не сообщая составу движения?

Если вас пригласят на званый ужин со знаменитостями, а мы не знаем, как себя вести, то, вероятнее всего, мы будем испытывать неуверенность и нам будет трудно выбрать правильную линию поведения. С другой стороны. Если бы нас немного подучили правилам хорошего тона или если бы мы потратили пару часов на то, чтобы прочитать о правилах поведения на официальных приёмах, то на ужине мы чувствовали бы себя гораздо увереннее и раскованнее и использовали время с пользой и удовольствием. Точно так же самый замечательный спортсмен был бы в замешательстве и смущении без знания правил спортивной игры.

Преступность растёт не потому, что дети просто стремятся совершать дурные поступки, а потому, что их не научили хорошему. Это результат резких нападок на мораль и культурные традиции. Технологии меняются столь стремительно, что с этим трудно справиться, но если к этому добавляется разрушение традиций и ценностей морали, то это равносильно добавлению нитро к глицерину, что приводит к взрыву! Всё это побудило бывшего губернатора Калифорнии Джерри Брауна, стопроцентного политика-модерниста, провозгласившего себя чемпионом перемен, начать отступление заявив: "Я хочу замедлить процесс, чтобы лучше понимать, что происходит".

Религиозный фундаментализм стал для мира серьёзной головной болью, но чрезмерная реакция общества на это не только сделает боль сильнее, но приведёт к фатальным результатам. Беззаконие возрастает по экспоненциальному закону. В то время, когда нам всем так нужен надёжный якорь традиций, философские экстремисты торопливо обрубают все концы, и фундаменталисты остаются единственными, кто старается их остановить. Многие из них защищают недопустимые крайности, но мы не можем позволить, чтобы нас сбросило в пропасть моральной и реальной анархии, по краю которой мы сейчас идём.

Сегодня некоторые средства массовой информации склонны карикатурно воспринимать всякого, кто защищает традиционные моральные ценности, но близится день, когда весь мир устремится к таким людям в поисках помощи. Ясная, бескомпромиссная моральная платформа становится важной частью каждого настоящего лидера, в любой области. Такой человек в разных обстоятельствах будет иметь компас, который указывает направление в будущее.

Мы не вправе забывать о людях

Я знаю всего лишь горстку людей, которые предвидели падение коммунизма в Европе. Среди них не было ни политических лидеров, ни руководителей экономики, они все были лидерами религиозными. Они предвидели грядущие события потому, что были в контакте с людьми, а не погружены в изучение графиков, схем и отчётов. Независимо от того, какой базис, движущий эпоху, лидирует, никогда не случится революция, пока простые люди не поддержат её. На каком бы руководящем посту вы ни находились, вы не сможете видеть основные движущие силы в сегодняшнем мире и будущее, если не будете держать руку на пульсе простых людей.

Одна из мощнейших сил, которым противостоять невозможно, теперь действует повсеместно - это решимость людей разрушить преграды, их разделяющие. Большинство препятствий между людьми выстроены неуверенными в себе лидерами, озабоченными территориальными интересами. Если правители не распознают свою ошибку и сами не разрушат эти преграды, то поднимется народ и сделает это сам. А если это будет делать народ, то вместе со стенами рухнут и лидеры.

Подлинное лидерство, как и истинная религия, благородно по своему характеру, который не признает псевдолидерства, построенного на принуждении и страхе. Опуститься до таких приёмов означает отречься от подлинной власти, а не утвердиться в ней. Конечно, законы и ограничения необходимы, особенно во время нарастающего беззакония. Но, как и в случае с хорошими традициями, настоящий закон должен быть благороден и милостив, чтобы нести людям свободу, а не связывать их страхом или угнетением.

Настоящее руководство найдёт связующее звено между группами людей, не принуждая их к единообразию. Слава творения - в разнообразии. Бог, очевидно, намеренно создал симфонию, а не соло. Каждое дерево и каждая снежинка уникальны, каждый человек отличен от другого. Способность цивилизаций к развитию питалась способностью разных людей учиться работать в согласии.

Насилие и разрушение цивилизаций всегда начинались тогда, когда различия между людьми превращались в повод для конфликта. Вместе с могущественной силой, стремящейся разрушить стены, разделяющие людей, действует страшная сила, стремящаяся настроить людей друг против друга. Расизм, возможно, самое разрушительное зло, и его можно найти среди основных побудительных мотивов почти всех войн в истории. Я имею в виду не только фанатизм физический, но и духовный. Расизм существует не только между человеческими расами, но он выступает и против людских групп, которые отличаются от нас по религиозным, культурным, географическим или другим признакам.

Мы вступили в век экономического силового базиса. Бизнес в своей основе представляет сделки между людьми. В нашу эпоху великими станут те лидеры, которые добьются успеха, способствуя этому, созидая мосты общения между людьми. Самые серьёзные враги прогресса этого века - это те, кто строит преграды и нарушает взаимообмен между людьми.

Все книги Рика Джойнера

Назад Содержание Дальше