"Руководство, менеджмент и 5 слагаемых успеха"

 Рик Джойнер

 

Назад Содержание Дальше

Глава 7. Они изменили ход истории

Рыцари ордена Святого Иоанна и их подвиги в средние века дают нам замечательный исторический пример того, чего можно достичь, следуя высочайшим стандартам руководства. Несколько этих рыцарей могли противостоять неприятелю, превосходящему их по количеству в сто раз, и побеждать могущественные армии ислама. Их история достойна упоминания как одно из великих, вдохновенных свершений и образцов истинного лидерства, когда-либо явленного миру. В то время как Европа находилась под влиянием нараставшего разделения и внутренних конфликтов, исламская Оттоманская империя объединяла весь мусульманский мир. Вытеснив окончательно крестоносцев из Палестины, ислам обратил свой взор к Европе. Из-за внутренних распрей в Европе в то время не существовало никого, кто мог бы собрать христианскую армию и противостать ордам с Востока. Для Турции Европа в то время была как открытый сундук с сокровищами.

В 1309 году несколько оставшихся рыцарей ордена Святого Иоанна захватили остров Родос, находившийся в двух шагах от самого центра Оттоманской Империи, и хотя это могло показаться смертельно опасным шагом, рыцари видели в этом преимущество для себя. Орден стал срочно возводить укрепления, а мореходы Родоса, которые веками считались лучшими в мире, учили рыцарей своему искусству. Орден строит суда и начинает набеги на мусульманский флот. Очень быстро за дерзость операций оттоманцы начинают ненавидеть рыцарей. Следующие сто пятьдесят лет орден был настолько удачливым в своих морских акциях, что турки и мусульмане оставили даже попытки стать великими морскими державами.

Вначале эти набеги просто раздражали турок, но рыцари набирались опыта и стали столь эффективны, что начали представлять реальную угрозу для путей снабжения исламских армий, сосредоточенных для завоевания Западной Европы.

Мехмет стал султаном Оттоманской империи и одним из самых выдающихся лидеров в истории. Блистательная личность, он свободно владел десятком языков и имел обширные знания в области литературы и науки. Мехмет быстро сумел поднять уровень культуры и военного искусства своей нации до такой степени, что перегнал великие европейские страны. Его раздражали рыцари, и он решил направить вооружённые силы, чтобы искоренить эту неприятность.

Хотя европейские монархи были довольны тем, что рыцари, по крайней мере, докучают туркам, они презирали их как "пережиток прошлого". Когда орден попросил помощи и припасов для противодействия захватнической армии мусульман, вся Европа отказала им в помощи, считая их обречёнными. Тем не менее, рыцари решили не уступать, предпочитая лучше умереть, чем отдать хоть один метр земли врагам креста.

Первая Родосская битва

Ислам основан на теологии джихада, который означает святую войну для завоевания мира силой Аллаха. Ислам прославляет войну, а смерть в святой войне гарантирует место в раю, вне зависимости от прежних грехов. Когда религиозный лидер провозглашает джихад, врата небесные открываются для всех, кто положит свою жизнь в бою, так считают мусульмане. Масса людей воспринимали джихад как единственную возможность для них попасть на небо, и они надеялись принять смерть в бою. Это делало воинов ислама одними из наиболее жестоких и опасных в мире.

Мехмет по своему характеру был завоевателем и считал Александра Великого образцом для подражания. Он выступил против великого города Константинополя и покорил его. Потом он устремил свой взор на остальную часть Европы. Но, прежде чем начать какие-либо действия в Европе, ему надо было избавиться от надоедливых рыцарей на Родосе, которые продолжали тревожить его судоходство и нарушать пути снабжения.

В1480 году Мехмет посылает на Родос своих наиболее талантливых генералов с войском в семьдесят тысяч человек для усмирения шестисот рыцарей с полутора-двумя тысячами ополченцев. Несмотря на свою малочисленность, рыцари в предыдущих столкновениях доказали свою силу, и Мехмет решил не рисковать. Казалось, что осада Родоса будет не долгой и всё решится быстро.

После высадки на остров осадная артиллерия Мехмета начала обстрел укреплений, на создание которых орден потратил более века. Одновременно множество других орудий стали бомбардировать город. Великим Магистром ордена в то время был француз по имени Д'0бюссон. Он был выдающимся лидером и, благодаря своему предвидению, обучил своих рыцарей действиям в случае осады, которая, он знал, однажды может случиться. У него даже были построены бомбоубежища для горожан на случай бомбёжек. Зная, что они не могут рассчитывать на помощь из Европы, Д'0бюссон принял решение стоять до последнего бойца.

В начале июня после продолжительных бомбардировок первая волна атакующих пошла на приступ башни Святого Николая - наружной части фортификационных сооружений. Мусульмане были поражены жёстким отпором, которым их встретили оборонявшиеся. Атака была отбита, и наступавшие понесли значительные потери. После этого турки начали новые бомбардировки, посылая на город более тысячи пушечных снарядов в день в продолжение нескольких недель. Стены крепости стали разрушаться, а турецкие войска подползали всё ближе и ближе. Ночью везде были видны пожары от бомб и зажигательных снарядов. Очевидцы утверждали, что зрелище было ужасным, казалось, что в аду не было бы страшнее. Тем не менее, рыцари удерживали свою территорию.

18 июня турки пошли на новый приступ, который возглавляли бесстрашные янычары, всемирно известные как лучшие воины. Каждый янычар был отобран в возрасте семи лет по своим физическим данным и всю свою жизнь готовился к войне. Им запрещалось жениться или поддерживать какие-либо семейные отношения, чтобы всё в их жизни было сконцентрировано на войне. Атаку они начали под покровом темноты, когда, по их расчётам, рыцари должны были спать, но они просчитались. Тишина ночи была прервана звоном мечей, свистом стрел и громом выстрелов. Когда солнце взошло, можно было увидеть тысячи трупов янычар, наполнявших крепостные рвы вокруг башни Святого Николая, и рыцарей на неприступных стенах.

Турецкие генералы не верили своим глазам, они никогда дотоле не терпели подобных поражений. Они решили прибегнуть к хитрости, чтобы выкурить рыцарей из их укреплённого города. Они внедрили своих агентов в город под видом христианских перебежчиков (многие из солдат султана были пленниками из христианских стран). Этим шпионам удалось вскоре создать серьёзные проблемы для рыцарей, которые теперь испытывали давление не только снаружи, но и изнутри. Каждый день приносил оборонявшимся новые проблемы, угрожавшие самому их существованию. Крепость подвергалась разрушению повсюду, иногда в самых важных стратегических местах. Но рыцари держались. Вскоре турецкие войска стали скапливаться для финального, решительного штурма, который, как кидали обе стороны, станет последним.

Грандиозная атака началась 27 июля. Рыцари и оставшиеся в живых их соратники заняли свои оборонительные позиции на стенах, точнее, на том, что от них осталось. Вначале султан бросил в бой войска своих башибузуков. Это были наёмники, которые считались расходным материалом, и их посылали на приступ волна за волной до тех пор, пока их тела не наполнили рвы и те не превратились в мосты из трупов, по которым можно было подо браться к стенам. Такова была стратегия турецких генералов. После этого уставшие и израненные защитники увидели, как несметное количество янычар поднялось для штурма, теперь ещё более решительных после перенесённого унижения.

Турки быстро овладели башней Святого Николая, которая в течение почти двух месяцев была объектом яростных штурмов. Как и обещали, рыцари сражались за каждую пядь земли, и турки несли тяжкие потери. Д'0бюссон со стрелой в бедре вёл дюжину рыцарей и трёх знаменосцев на стену. Там Д'0бюссон был ещё четырежды ранен, прежде чем "янычар гигантских размеров" метнул в него копьё, пробившее доспехи и пронзившее его грудь. Его вытащили из драки в тот момент, когда нападавшие пробили брешь в обороне и вступили в город. Стало ясно, что конец рыцарей Святого Иоанна уже близок.

В рукопашном бою среди горящих стен, в удушливом дыму и огне - в таком аду, который только человек может создать себе на земле, - турки продолжали атаковать рыцарей. Но даже в такой обстановке цепкость рыцарей и их способность наносить урон поражали турецких солдат. Через некоторое время, по мере того как нападавшие ряд за рядом падали под ударами защитников, даже решительность янычар была поколеблена.

В тот момент, над всем этим дымом и адом, на одном из уцелевших брустверов неожиданно взвилось знамя Д'0бюссона, которое держали три знаменосца в сверкающих доспехах; они были как боги, поднявшиеся из ада. На мусульман они произвели впечатление подобное разряду электричества. Волна ужаса прокатилась по рядам нападавших. Остатки башибузуков побежали в такой панике, что она передалась и янычарам. Вся мусульманская армия в страхе стала редеть и отступать в тот самый момент, когда её победа была столь близка.

Бежавших мусульман меткие родосские стрелки разили со стен крепости. Оставшиеся в живых рыцари удивительным образом нашли в себе силы для контратаки и преследовали войска султана до их базового лагеря. Через десять дней остатки разгромленной армии, бывшей гордостью Оттоманской империи, бежали с острова. На удивление всего мира, орден Святого Иоанна не только выстоял, но и победил. Вся Европа ликовала. Исламский мир был в ярости.

Ислам начеку

Уничтожение великой армии, казалось бы, непобедимого султана Мехмета такими сравнительно незначительными силами воспринималось как военное чудо библейского размаха. Орден, который в Европе считали "пережитком прошлого", теперь вознёсся на вершины известности и был зачислен в спасители континента. Рыцари, однако, не тратили времени на празднование победы, а приступили к восстановлению крепости, поскольку оживали новых, и ещё более сильных, вылазок врага. И они были правы в своих предположениях.

Из-за своего поражения ислам был начеку. Они не могли двинуться на Европу, имея у себя в тылу рыцарей на Родосе, угрожающих их коммуникациям. Рыцари, в свою очередь, понимали, что теперь они стали ещё более ненавистными для султана и что они ослаблены осадой настолько, что не смогут противостоять следующему нападению на остров.

Мехмет собрал другую, ещё более сильную армию, но по дороге на юг, во время нового передвижения с целью напасть на орден, султан заболел и умер. Рыцари сочли это таким же большим чудом, как и их недавнюю победу. Хотя они были полны решимости выстоять и в новой осаде, они понимали, что у них нет шансов на победу без божественного вмешательства. Поскольку вторая экспедиция Мехмета на Родос была прервана его смертью, рыцари получили дополнительное время, чтобы залечить свои раны и возвести новые стены до следующей интервенции. Время позволило и самому Д'0бюссон оправиться от ран.

Рыцари стали готовиться к следующему сражению с присущей им решительностью. Они делали это так, будто знали, что решение судьбы мира возложено на их плечи. На этот раз деньги и вооружение потекли на остров из Европы, и почти все на острове были вовлечены в работы по восстановлению стен и башен. Воинство полумесяца не пришло на Родос в течение сорока лет, но именно столько потребовалось ордену, чтобы подготовиться к тому, что должно было произойти.

Д'0бюссон умер в 1503 году, но его видение и руководство позволили сделать крепость ещё неприступнее и мощнее, чем до её осады. Усилия не пропали даром. Близилось время ещё более тяжкого испытания. Тем временем Европа использовала полученную передышку для перегруппировки, которая была ей крайне необходима.

Восхождение Сулеймана

В 1520 году Сулейман, по прозвищу "Великолепный", взошёл на престол Оттоманской империи. Как и Мехмет II, он был человеком высокой культуры, образования и блистательным военачальником. Под его руководством империя достигла небывалого величия, и по силе он не имел равных себе во всём мире.

Год спустя Филипп Вилье Де Лилль Адам стал Великим Магистром ордена Святого Иоанна. Де Лилль был также образованным аристократом, умелым мореплавателем и верным христианином. Он также доказал, что был сильным лидером. Таким образом, основные персонажи следующего коренного для истории конфликта оказались на сцене.

В 1521 году султан направил новоизбранному Великому Магистру "Послание победы". В нём он хвалился своими недавними завоеваниями и предлагал Великому Магистру присоединиться к "ликованию по поводу его триумфа". Де Лилль был скорее прямолинеен, чем дипломатичен. Он ответил, что вполне понимает, что султан хочет сделать Родос объектом своего следующего завоевания.

В своём следующем послании султан потребовал, чтобы Родос немедленно ему подчинился. Султан выбрал для этого требования идеальный момент. Генрих VIII Английский как раз осаждал богатые владения ордена в Британии. Франция и Испания воевали, а Италия лежала в разрухе. Снова орден не мог рассчитывать на помощь и поддержку. Нескольким сотням галантных рыцарей опять предстояло противостоять самой могущественной армии на земле.

Вторая битва на Родосе

К июню 1522 года Сулейман был готов к походу на Родос. По оценке историков, 700 судов и 200000 человек были собраны султаном для захвата Родоса. Даже если принять во внимание естественное преувеличение, это было ошеломляющее количество по сравнению с пятьюстами рыцарей и полутора тысячью ополченцев. 28 июля под шумные приветствия сам султан высадился на Родосе, и военные действия начались.

Турки взяли с собой огромные осадные орудия, способные метать ядра диаметром девять футов. Вместе с множеством других пушек и мортир они приступили к бомбардировке. Ежедневно в течение всего августа они обрушивали тысячи пушечных ядер на город и фортификационные сооружения. Рыцари отвечали слабо защищённым туркам своей - гораздо более малочисленной, но, благодаря точности стрельбы, более разрушительной - артиллерией.

К концу августа под стенами крепости стали появляться воины. В начале сентября пехота пошла на первый приступ. Обычно рыцари бились за каждый метр, но ошеломляющее количество нападавших потеснило защитников, и турецкие войска смогли даже установить свои знамёна на крепостных стенах. Никогда раньше рыцари не несли таких больших потерь в результате первого штурма. Они контратаковали, и сам Великий Магистр вступил в бой. После жесточайшей схватки турки уступили и стали оставлять стены. Немедленно султан послал в бой следующую волну атакующих, которую возглавлял лично Мустафа-паша, один из знаменитых оттоманских воевод. Два часа продолжался бой на стенах, но рыцари устояли. Когда, в конце концов, турки отступили, всё вокруг было сплошь покрыто убитым и ранеными. Чудесным образом погибло только трое рыцарей и некоторое количество ополченцев.

Смущённый султан развернул непрерывную бомбардировку, длившуюся три недели. 24 сентября разразился новый мощный штурм разрушающихся стен крепости. Бастион Арагон, один из главных укреплённых пунктов крепости, пал под натиском фанатически бесстрашных янычар, возбуждённых унижением из-за прошлых неудач, в том числе и сорок лет назад. Как и у царя Ксеркса, у Сулеймана трон стоял на возвышении, чтобы он мог видеть свой триумф. На всей крепостной стене шло сражение, волна за волной турецкие войска накатывали на бастионы.

Весь день продолжалось яростное сражение. Рыцари, в своих сверкающих доспехах, появлялись там, где было труднее всего. Де Лилля можно было видеть со своим знаменосцем в местах наиболее отчаянно схватки. Он был тем, кого более всего старались убить турки, и знаменосец, казалось, отмечал его как особо заманчивую цель для противника. Те, кто видел это, говорили, что вокруг Великого Магистра была некая особая защита, которую турки преодолеть не могли. После невероятно кровавого дня, казалось бы, неукротимые атаки стали ослабевать и постепенно превратились в общее отступление. Султан не мог поверить в то, что видел, и сошёл со своего возвышенного трона в негодовании, испытывая чувство унижения. Он тут же обвинил в неудаче двух из своих наиболее способных генералов, но вскоре передумал, решив, что это пойдёт только на пользу христианам. Потери рыцарей в этот раз были значительными: двести человек убито и столько же ранено. Однако потери турецкой армии были ошеломляющими. Груды тел лежали вокруг города. Снова были подтянуты осадные орудия, и в течение двух месяцев они не умолкали.

Галантные рыцари обороняли свою землю от наиболее могущественной армии на свете в течение пяти месяцев, без снабжения и подкрепления со стороны. Их оставалось мало, и они были изнурены, в то время как турецкая армия была всё ещё очень велика, и стало очевидно, что рано или поздно она победит. Тем не менее, рыцари продолжали сопротивление, единственно надеясь умереть с честью.

Благодеяние султана

С течением времени отношение султана к ордену постепенно стало меняться. Он начал испытывать уважение к чести и мужеству рыцарей, раньше ему не доводилось сталкиваться с таким героизмом. В Рождество Сулейман сделал необычное предложение почётного мира остававшимся в живых рыцарям. Он отдал дань уважения их мужеству и стойкости. Он дал им свои корабли и провиант, чтобы они добрались до любого места, по своему выбору. Говорят, что после встречи с Де Лиллем Сулейман сказал своему Великому Визирю: "Меня огорчает, что я вынужден изгнать этого храбреца из его дома".

Две тысячи человек противостояли почти двумстам тысячам и в течение полугода удерживали свою территорию. Они перенесли, возможно, самые разрушительные бомбёжки и штурмы, которые толь ко могли быть в то время. Узнав о сдаче Родоса, Карл V, король Франции, сказал: "Никакая крепость в мире ещё не была так достойно сдана, как Родос". Рыцари, уже заслужившие уважение во всём мире, получили ещё большее признание. Несмотря на это, некоторые из самых замечательных подвигов ордена были ещё впереди.

Рыцари занимают Мальту

Более двухсот лет рыцари жили на Родосе, и теперь у них не было дома. Им предложили маленький и сравнительно негостеприимный остров в Средиземном море под названием Мальта. Они приняли это предложение. Много лет назад, когда они стояли на якоре в Мальтийской гавани, молния ударила в меч Де Лилля, испепелив его. Это сочли предзнаменованием. Рыцарям ещё предстояло сразиться в одной из поворотных в истории битв на отвесных берегах этой бухты.

Овладев Родосом, султан почувствовал свободу для овладения всей Европой. Казалось менее всего возможным, что разбитые рыцари опять перегородят ему путь. Хотя орден значительно уменьшился численно и потерял владения после ухода с Родоса, его главное богатство - решимость - было столь же велико, как и раньше, и оставалось с ним.

Христианская Европа не только не смогла преодолеть внутренние разногласия, реформация породила ещё больше конфликтов. Недовольство Римом перерастало в войны, и христиане поднимали мечи друг против друга. Почти каждая европейская страна была в состоянии, в той или иной степени, войны, по крайней мере, с одним своим соседом.

Орден Святого Иоанна составляли рыцари благородного происхождения из всех христианских стран, но каким-то образом им удавалось сохранять замечательное единство. Они продолжали видеть своего основного противника во врагах веры - ордах ислама.

Вскоре после того, как рыцари обосновались на Мальте, они стали сооружать крепость и строить суда, чтобы снова начать набеги на мусульманский флот. Известный арабский пират Барбаросса был назначен адмиралом турецкого флота и сумел поднять его до новых высот могущества. Крупные морские баталии происходили по всему Средиземноморью. Хотя многие из этих сражений не имели решающего значения, всё же они держали весь мир в напряжении.

В 1546 году Барбаросса умер, и командование неимоверно могущественным турецким флотом перешло к Драгуту. В 1550 году именно рыцари были главными виновниками его поражения в битве при Магдии. Чтобы отомстить, Драгут стал нападать на Мальту и опустошать её. Сравнительно плохо укреплённая, с небольшим числом защитников, Мальта оказала столь жёсткое сопротивление, что Драгут прекратил свои набеги, но обе стороны прекрасно понимали, что турецкие войска не оставят своих намерений.

В 1557 году Де Лилль умер, и Великим Магистром ордена стал Жан Паризо Де Ла Валетт. Ла Валетт, аристократ и образованный человек, побывал в своё время в турецком плену и четыре года был галерным рабом. Ему было шестьдесят три года, когда он стал Великим Магистром. Он доказал, что был столь же великим лидером, как и Д'0бюссон и Де Лилль до него. Сулейман небывало расширил границы своей империи и, казалось, копил силы для последнего, решающего броска на Европу. Но опять надо было покончить с рыцарями, которые наводили хаос на путях снабжения, хотя их было мало и они были теперь на удалении.

Мальтийская битва

Весь мусульманский мир также желал погибели ордену Святого Иоанна. Султан испытывал смущение. Иногда его бесили рыцари, иногда он боялся их, понимая, что их нельзя покорить, не заплатив дорого за это. Общественное мнение вскоре сыграло свою роль, и 18 мая 1565 года наблюдатель обнаружил турецкий флот около форта Св. Эльмо, вблизи Мальты.

Мусульманский флот был столь велик, что очевидцы утверждают, что он выглядел как целый лес мачт, перемещавшийся по Средиземному морю. И на самом деле свет не видел до того более мощного флота. И опять десятки тысяч отборных янычар, регулярных войск, 4000 религиозных фанатиков, ценивших смерть превыше жизни, высадились, чтобы дать бой 540 рыцарям, 1000 пеших воинов и 3000 человек ополчения.

Опять орден противостоял несметным врагам, и никогда ранее мусульмане не были столь исполнены решимости победить. У рыцарей не доставало людей, чтобы предотвратить высадку неприятеля. В отличие от Родоса, где был один укреплённый город, на Мальте рыцари были распределены между несколькими фортами и укреплёнными городами, что вынудило турок разделить свои силы. Ла Валетт мгновенно использовал это обстоятельство для извлечения максимальных преимуществ. Он послал кавалерию ордена нападать на турецких фуражиров, внося сумятицу и нарушая единство мусульманских сил.

Главнокомандующим турецких сил был блистательный Мустафа-паша, но он допустил стратегическую ошибку, избрав в качестве объекта своих основных атак форт Кастиль, который был, возможно, самым укреплённым пунктом в обороне рыцарей. Этому содействовало мужество француза Адриена Де Ла Ривера, который попал в плен и под пытками убедил своих мучителей, что форт Кастиль имел слабые крепостные сооружения и небольшой гарнизон и мог быть легко захвачен. После нескольких приступов нападавшие были побиты защитниками форта. Паша понял, что его обманул пленный рыцарь. Рыцаря приказали забить до смерти, но паша потерял сотни своих воинов, и, что более важно, его солдаты начали терять уверенность.

Мужество св. Эльмо

Тогда паша изменил направление главного удара и послал свои основные силы на захват небольшого звездообразного форта Св. Эльмо, который охранял вход в главную гавань. Это дало некоторое время Ла Валетту для укрепления других своих фортов, но было очевидно, что Св. Эльмо не продержится долго. Беспорядочная стрельба турецких канониров на Родосе теперь сменилась точностью и математическим расчётом. Паша обратил свою главную артиллерию против Св. Эльмо, которая неумолимо бомбила день и ночь. Скоро маленький форт начал разрушаться.

Однажды ночью в зале заседаний в форте Св. Анжело Ла Валетт был потревожен неожиданной делегацией. Несколько рыцарей сбежали из Св. Эльмо и добрались к Ла Валетту, чтобы доложить, что Св. Эльмо больше не продержится. Ла Валетт, герой Родоса, поиздевался над рыцарями, сказав, что они недостойны своих отцов. Он велел делегатам возвратиться в Св. Эльмо, сказав, что он лично подберёт свиту, чтобы послать им на выручку. Сопровождаемые этими издёвками посланцы со Св. Эльмо просили разрешения вернуться в свой форт, что им и было милостиво дозволено сделать. Когда они ушли, Великий Магистр сказал своим советникам, что понимает, что Св. Эльмо обречён, но это нужно, чтобы выиграть время для спасения остальных.

Турецкая армия сконцентрировала такую мощь артиллерии против Св. Эльмо, что огонь и дым над фортом казались извержением вулкана. Было невероятно, что кто-то мог уцелеть, но юные рыцари удерживали свою территорию. Вскоре Драгут подошёл с новой эскадрой судов и новобранцами. Это сильно подняло моральный дух турецкой армии.

Драгут неофициально взял на себя командование войсками и немедленно послал дополнительные артиллерийские батареи для обстрела Св. Эльмо, который продолжался уже более трёх недель. Наконец он разрешил янычарам сделать своё дело. Командующие и с той, и другой стороны, пребывавшие в уверенности, что турецкие войска одержат скорую победу, были удивлены, что атака была отбита и турки понесли значительные потери.

Разъярившийся Драгут ответил на это такой интенсивной бомбардировкой, что весь остров содрогнулся, как от землетрясения. На следующий день состоялся новый штурм маленького форта, и в этот раз Драгут первыми послал религиозных фанатиков, за которыми шли на штурм янычары. Св. Эльмо скрылся под облаком пыли, дыма и огня. Несколько часов спустя рыцари фортов Св. Анжело и Св. Михаила изумились, увидев знамя Св. Иоанна развивающимся над полуразрушившимися укреплениями. Ла Валетт был так тронут, что распорядился направить нескольких из своих наиболее искусных бойцов на подмогу форту, но проникнуть сквозь турецкое окружение им не удалось, и они вынуждены были вернуться назад. Теперь небольшой храбрый гарнизон был оставлен наедине со своей судьбой.

На следующий день Драгут усилил обстрел Св. Эльмо. Там теперь оставалось менее ста рыцарей, и почти все были ранены. Когда обстрел закончился, имамы призвали правоверных победить или умереть за ислам. Отборные войска армии султана накатывались, как волна за волной, на полуразрушенные стены форта. Остатки рыцарей бились в проломах. Те, кто был слишком слаб, чтобы идти, просили принести их в место сражения, чтобы они могли хотя бы в последний раз нанести урон "неверным". Маленькая крепость простояла больше месяца (хотя мало кто верил, что она продержится более одного-двух дней), выиграв тем самым время для остальных рыцарей для укрепления их позиций. Маленький Св. Эльмо лишил султана тысяч его лучших воинов, многих военачальников, включая главного канонира янычара Ату, и, что самое важное, самого Драгута, который был сражён пушечным ядром.

Когда, наконец, мусульманское знамя поднялось над руинами Св. Эльмо, паша понял, что вся его стратегия была неверна. Цена, заплаченная за взятие Св. Эльмо, была слишком высока. Когда он посмотрел на более крупный форт Св. Анжело, чьи орудия уже изрыгали смертоносный огонь на продвигавшиеся турецкие колонны, то воскликнул: "О Аллах, если за столь малого сына была заплачена столь высокая цена, то сколько же придётся заплатить за большого отца?" Эта цена оказалась больше, чем он смог заплатить.

Не отдадим ни дюйма

Паша обезглавил трупы доблестных рыцарей, погибших в Св. Эльмо, привязал их к крестам и пустил плавать в бухте на виду у форта Св. Анжело. Это было наглым оскорблением для верующих защитников острова. В отместку Ла Валетт казнил нескольких турецких пленных, а их тела повесил на крепостных стенах. Потом их головы зарядили в пушки и выстрелили ими в сторону мусульманских траншей. Теперь обе стороны понимали, что пути назад нет. Рыцари либо удержатся на острове, либо погибнут все до единого человека. Началась война не на жизнь, а на смерть.

Обстрел крепостей ордена начался с новой силой, и теперь он стал особенно смертоносным, так как был перекрёстным. В перерывах между обстрелами паша организовывал приступы на различных участках обороны, используя каждую брешь. Каждая такая вылазка для паши оканчивалась жестокими потерями. В какой-то момент паше удалось продвинуть свои войска так, что они окружили главный штаб Ла Валетта. Он начал обстрел такой силы, что жители островов Сиракузы и Катанья, находившиеся в 70 и 100 милях от Мальты, слышали грохот канонады. Ещё не закончился обстрел, как паша бросил в атаку колоссальные силы, которые атаковали стены. Наконец, турки пробили проход в стене и ринулись туда. Жесточайшее сражение длилось шесть часов, пока рыцари не заделали пролом и не отвоевали стены. Подавленный паша в отчаянии разодрал свою бороду и приказал отступить. Опять стойкость и цепкость рыцарей были недооценены противником.

Новое чудо

Паша усилил артобстрел и продолжал его в течение ещё семи дней. Потом на штурм пошла новая волна нападающих. К этому времени орден был настолько численно ослаблен, что довольно скоро образовалась брешь. Рыцари сопротивлялись мужественно, но их было слишком мало, чтобы противостоять напору такого количества разъярённых атакующих. Неожиданно, когда цитадель была уже почти полностью в руках турок и в очередной раз стало ясно, что конец рыцарей близок, прозвучала труба, давшая туркам сигнал на полное отступление по всем позициям.

Защитники подумали, что с материка, наконец, пришло подкрепление. На самом же деле небольшой кавалерийский отряд ордена неожиданно атаковал базовый лагерь мусульман в Марсе. Маленький отряд напал с такой решительностью и внёс такую панику в ряды противника, что они приняли его за большие силы. Испугавшись нападения с тыла, паша был вынужден протрубить отход. Когда же он, наконец, разобрался, как его обманули в тот самый момент, когда он уже держал победу в руках, ярость его не знала границ. Он удвоил своё усердие в бомбардировках и в течение следующего дня и ночи непрерывно обстреливал крепость так сильно, что невозможно было представить, что кто-либо там ещё остался в живых.

Ни шагу назад

На совете рыцарей было рекомендовано, чтобы защитники всех гарнизонов оставили свои крепости и сконцентрировались в одном месте - в форте Св. Анжело. Ла Валетт твёрдо отказался это сделать. Он был связан клятвою не отдавать добровольно ни пяди земли. Военные историки единодушно считают, что именно твёрдость в следовании избранной тактике спасла рыцарей, поскольку это не давало возможности турецким войскам сконцентрировать все свои силы в одном месте. Ла Валетт получил сообщение от Дона Гарсия с Сицилии с обещанием прислать подмогу в шестнадцать тысяч воинов. Это не произвело впечатления на Ла Валетта. Он и раньше часто получал подобные обещания и не доверял князьям. Он поклялся продолжать борьбу за каждую пядь христианской земли, прежде чем сдастся туркам.

Паша не только обрушивал смертоносный огонь на крепость сверху, но он приказывал делать подкопы под стены. 18 августа взрыв мины под стеной форта Кастиль проделал в ней солидную брешь. В этот раз сам Великий Магистр ордена, которому было в то время семьдесят лет, схватил лёгкий шлем и меч и смело бросился отбивать атаку. Рыцари и горожане, вдохновлённые его примером, разобрав оружие, кто какое смог найти, бросились вслед за ним в прорыв. Ла Валетт был ранен, но отказался сдаваться. Своим мечом он указал на турецкие знамёна и сказал: "Я ни за что не уступлю до тех пор, пока эти флаги развеваются на ветру". Чудесным образом рыцари победили ещё раз, турецкие солдаты отступили.

На этот раз трения начались среди турецкого главного командования. Война, рассчитанная на несколько дней, длилась уже месяцы, и конца ей не было видно. Паша начал задумываться о том, сколько припасов ему надо получить из Триполи, Греции и Константинополя, чтобы продолжить осаду зимой.

Победа

6 сентября на подмогу рыцарям прибыл флот Дона Гарсии с восьмью тысячами солдат. Хотя восемь тысяч было немного по сравнению с огромной турецкой армией, их влияние на моральный дух и той и другой воюющих сторон было гораздо больше их числа. Турки были просто потрясены, поскольку знали, чего стоили им всего несколько сот рыцарей. К этому времени им удалось захватить лишь небольшой форт Св. Эльмо. Как они смогут противостоять такому огромному количеству? Паша быстро снял осаду, свернул лагерь и покинул остров.

Могущественная армия султана вернулась в бухту Золотой Рог, потеряв треть своих воинов. Сулейман был в ярости. Он разрешил флоту войти в бухту только под покровом темноты, чтобы люди не видели, в каком ужасном состоянии он находится. Он немедленно решил возглавить новую экспедицию на Мальту в будущем году, но, как и Мехмет, Сулейман не дожил до исполнения своих желаний.

Европа ликует

Всего лишь около двухсот пятидесяти рыцарей осталось в живых на Мальте. Почти все они были ранены, покалечены и стали инвалидами на всю жизнь, но Европа освободилась от мусульманской угрозы, которая ещё недавно казалась непреодолимой. Опять весь мир замер, изумлённо взирая на небольшой орден Святого Иоанна Крестителя. Этот "пережиток прошлого" выстоял в битве против самой огромной армии в мире и, проявив величайшие примеры стойкости и мужества, одержал победу. Великие европейские державы, презиравшие рыцарей, признали, что эти бравые ребята спасли их от мусульманского порабощения.

В Англии, где Генрих VIII конфисковал имущество ордена, королева Елизавета объявила, что если бы Мальта пала, то и Англия не смогла бы устоять перед нашествием мусульман. Она приказала Кентерберийскому архиепископу в течение трёх недель по всей стране в каждой церкви ежедневно служить специальную благодарственную мессу. Праздновала победу и вся остальная Европа, отдавая дань уважения и признавая свой долг перед орденом, который многие списали со счетов как не имеющий никакого значения. На некоторое время знамя ордена, со знаменитым мальтийским крестом на нём, стало единственным флагом, которым приветствовали друг друга нации всего мира. В некоторых странах до сих пор празднуется день Святого Иоанна, чтобы отметить славные подвиги доблестных рыцарей.

Уроки

В истории ордена Святого Иоанна содержится множество своевременных и полезных для нас уроков, но мы коснёмся только самых основных. Великие стратеги часто изменяли ход истории, но рыцари не были великими стратегами, они были просто великими парнями. Их решимость, мужество и стойкость сделали то, чего, пожалуй, не сможет добиться самая замечательная стратегия. Иногда руководство только к этому и сводится и именно в этом обретает своё наиболее значительное определение. Незрелое руководство всегда будет смотреть на то, есть ли какие-то шансы на успех, или на имеющиеся ресурсы. Великие лидеры сконцентрированы на задаче. Они не рассматривают отступление или поражение в качестве возможного выхода из ситуации.

В то время как европейские страны направили своё оружие друг против друга, рыцари ордена Святого Иоанна видели, где был главный враг. Хотя орден состоял из аристократов христианских стран, воевавших между собой, политические или идеологические разногласия не внесли раздор в ряды ордена. Благодаря единству, общему сфокусированному видению, решимости ни под каким предлогом не отступать перед врагом, рыцари самым коренным образом повернули, казавшийся неизбежным, ход истории. Сейчас уже невозможно представить, какой была бы наша история, не будь на свете этих храбрецов.

Современное состояние ордена

Жизнестойкость ордена и его способность к выживанию поразительны, и сравнимы лишь с его военными подвигами. Сегодня, возможно, это единственный существующий рыцарский орден, который сохранился на законных основаниях и чьи корни уходят в далёкую историю, к крестовым походам. Преданные делу чести, защите веры, христианскому единству и служению "больным и обездоленным", эти "рыцари Мальты", как их теперь называют, до сих пор участвуют в некоторых наиболее удивительных политических прорывах наших дней, хотя и не под звуки фанфар и без стремления к признанию.

Как и в церкви, у них существует протестантское и католическое подразделения с естественным разногласием между ними о том, кто является настоящим правопреемником. Если бы пришлось проверять право на наследие, то Суверенный Орден Святого Иоанна Крестителя Иерусалимского, Родосского и Мальтийского, конечно, выиграл бы спор, потому что католический орден бездействовал до Возвращения к жизни и признания великого Магистерства папой Львом XIII в 1879 году.

Поскольку и протестантская, и католическая части ордена имеют законные претензии на историю ордена, обе части признаны во многих странах. Католический Великий Магистр имеет ранг кардинала церкви. Протестантские отделения ордена находятся сейчас в Канаде, Ирландии, Германии, Швеции, Франции, на Родосе, в Австрии, Швейцарии, Бельгии, Португалии, Испании, Италии и Голландии. Некоторые американцы входят как в католическую, так и в протестантскую часть ордена. Стать членом ордена можно только по рекомендации, после прохождения испытания. Многими почитается за высшую честь для христианина быть членом ордена "рыцарей Мальты".

Все книги

Назад Содержание Дальше