Книга "Жатва-II"

 Рик Джойнер

 

Назад Содержание Дальше

Глава 1. Три великих столпа

Апостолов Петра, Павла и Иоанна церковные историки часто называют тремя столпами церкви. Рассматривая дела Петра, Павла и Иоанна в перспективе церковной истории, мы получаем интересную и довольно точную модель исследования нашей истории.

Петр, Павел и Иоанн оказали, несомненно, величайшее воздействие на церковь в первом веке. Петр фактически был основоположником учения как для иудеев, так и для язычников, но вскоре его подвиг превзошел необычайный труд Павла. Когда эти двое исполнили свой путь мучеников продолжил дело Иоанн — мистическая глубина откровения данного ему возлюбленным Спасителем вывела его на передний план церковной жизни. Интересно, что церковная история близко следует этой модели.

Природа Петра

Петр был нетерпелив, переменчивого характера, от его побед перехватывало дух, от ошибок замирало сердце. Однажды он получил в похвалу одну из величайших почестей, которые только давал Господь человеку: "Блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, сущий на небесах;
И Я говорю тебе; ты — Петр и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее;
И дам тебе ключи Царства Небесного; и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах; и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах (Матфея 16:17-19).

Тотчас же после это величайшего одобрения, Петр получил, возможно, самое величайшее обличение, которое только было дано человеку: "Он же обратившись сказал Петру: отойди от Меня сатана! ты Мне соблазн, потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое (Матфея 16:23).

Петр был склонен к крайностям. Он получал величайшие поручения и величайшие обличения в течение нескольких минут! Он открывал ворота небесные, а затем ворота ада. Он ходил по воде, а затем отрекся от Господа. Он был первым, кто вошел в дом язычника, чтобы проповедовать Евангелие, затем самому молодому из апостолов пришлось противостать ему при всех. За самым явным успехом могло следовать разрушительное поражение. Петр был либо горячим, либо холодным — никто никогда не смог бы обвинить его в том, что он теплый.

Петр: первый столп церкви

В третьему веку нашей эры церковь, за примечательным исключением Тертуллиана и Августина, почти полностью отвергла послания Павла и основные принципы, данные им церкви, как и те, которые были даны Иоанном, подчеркивающим отношения с Господом. Петр стал основным направлением и был провозглашен тем' основанием, на котором строилась средневековая церковь.

Сама природа церкви средних веков в точности отражала природу Петра. Яркие победы сопровождались принятием самых дьявольских заблуждений. Изучая историю церкви того времени, мы как будто слышим, как Господь повторяет: "Благословенна ты, церковь", а затем сразу: "Отойди от Меня, сатана!" Поскольку послания Павла в основном игнорировались, все ошибки, от которых Павел предостерегал в течение всей своей жизни, допускались в церкви в тот период.

Петр был превосходным евангелистом. Он дерзновенно свидетельствовал о господстве Иисуса, открывая дверь веры как иудеям, так и язычникам. Средневековая церковь тоже распространяла весть о Спасителе по всему известному миру. "Завоевания" церкви в это время так же вошли в историю, как и необычайное служение Петра в Писании. Как и Петр, церковь была гонима и иногда попадала в "заключение", но и в ней происходили чудесные освобождения, приводившие к еще большему распространению Евангелия. В течение этого времени самой большой угрозой для церкви были не внешние силы, но внутренние. Серьезные ошибки, вкравшиеся в структуру церкви, носили гораздо более угрожающий характер, чем любые силы, восставшие на церковь извне.

Павел вновь обличает Петра

Во время Реформации Гус, Лютер, Цвингли, Кальвин и другие могучие церковные лидеры "заново открыли" послания Павла. Реформацию можно рассматривать как нечто похожее на то, как Павел вновь встал и обличил Петра за его серьезные ошибки. Теперь уже более пятисот лет протестантская церковь сосредоточивает свое внимание в основном на посланиях и учении Павла.

Павел, считающийся величайшим учителем в церковной истории, был величайшим поборником свободы, которую Иисус приобрел для каждого верующего. Эти фундаментальные истины были восстановлены в церкви Реформацией, и она снова стала величайшим источником истины, который только знал мир. Церковь Реформации придавала такое важное значение ценности личной веры, что это фактически дало рождение демократической формы правления. Это было очень нужным и, без сомнения, стало благословением для мира. Однако есть еще и третий "столп", и переход в эту третью величайшую фазу церкви сейчас уже начался.

Завершающая фаза церковной истории

Точно так же, как апостол Иоанн не занял своего места, пока не выполнили своей миссии два других величайших столпа церкви, так и сейчас в конце Иоанн будет иметь последнее слово.

Когда Иоанн был призван Иисусом, он чинил сети (см. Матфея 4:21), что как будто олицетворяло его дальнейшую цель. Его послания соединяют и завершают послание Нового Завета, точно так же, как книга Откровения связывает и завершает канон Писания. Величайшему откровению Иоанну предоставлено последнее слово в каноне Писания, и точно так же "служение" этого величайшего столпа церкви будет последним посланием этого церковного века. Не то ли это самое, что имел в виду Господь, когда говорил Петру об Иоанне: "Если Я хочу, чтобы он пребыл, пока прииду, что тебе до того?" (Иоанна 21:22). Все выглядит так, что именно послание Иоанна будет преобладать в церкви, когда придет Господь.

Петр был евангелистом; Павел был учителем; Иоанн был пророком. Иоанн остался в стороне от конфликта между иудейским и языческим христианством и от столкновений между Павлом и Петром. Мы должны понимать важность этих конфликтов и их правильное разрешение для всего христианства, но видение Иоанна было за пределами доктрины — он был предан не просто словак Господа, но Самому Господу. Иоанн видел Того, Кто был Началом, и затем на острове Патмос он увидел Того, Кто был Концом — Иоанна знал Альфу и Омегу.

Служение Иоанна

Иоанн был пророком. Враг достиг успеха в распространении карикатуры на служение, которая сильно отличается от его истинной природы. Общепринятое представление о пророках состоит в том, что они часто впадают в гнев и всегда ищут недостатки в других. Однако Иоанн, который был, вероятно, самым совершенным примером истинной пророческой природы в Век Благодати, очень сильно отличался от этой картины. Он ставил акцент на пребывании в Господе и любви друг к другу. Он не был догматиком и в гораздо большей степени стремился провозглашать великую идею веры, чем отстаивать доктринальную чистоту.

В то время как Павел обращался к уму Христа, Иоанн положил свою голову на грудь Господу, где он мог слышать биение сердца Божьего. Это и есть сущность истинного пророческого служения — близость к Богу. Прежде всего и более всего это будет величайшим вкладом пророческого служения в последние дни церкви. То место, которое занимал Иоанн, прислонившись к Его груди, сейчас доступно для каждого, кто его желает. Писание ясно свидетельствует, что мы все настолько близки к Господу, насколько мы этого хотим. Если мы приблизимся к Нему, Он приблизится к нам. Завеса разорвана, и мы можем войти в Его присутствие, если мы захотим этого.

Близость к Богу — самая заразительная сила на земле. Иисус — это истинное желание каждого человеческого сердца. Когда Он вознесен церковью, Он привлекает всех людей к Себе. Церковь сейчас знает много и много сделала ради Евангелия, но самое последнее и самое великое дело — вхождение в близость к Богу — нам еще предстоит сделать. Когда мы приближаемся к Нему, мы становимся, как Он, а это как раз то, что ожидает увидеть мир. Пока мы не станем жить тем, что провозглашаем, у мира будут основания не верить нашим словам.

Кругозор видения Иоанна поднимает людей в духовную сферу. Во время своего видения на острове Патмос

Иоанн видел Вавилон из долины, но когда он был возведен на "высокую гору", он увидел новый Иерусалим. С земной точки зрения человек охвачен смущением и доктринальными конфликтами Вавилона. Когда же мы восхищены на небеса, чтобы увидеть так, как видит Бог, мы не видим смущения и конфликтов в церкви — мы видим Божье строение.

Для тех, кто связан земным и не имеет видения, такие великие доктрины, как "свободная воля" или "избрание" противоречат друг другу, но с Божьей перспективы они чудесным образом друг друга дополняют. Иоанн никогда бы не стал кальвинистом или арминианцем, но мог бы прекрасно общаться и с теми и с другими, и извлек бы великий смысл из их истин. Также Иоанн не стал бы католиком, протестантом, евангелистом, пятидесятником, харизматом или членом Третьей, Четвертой и Пятой волны — но он любил бы каждого из них.

Иоанн никогда не придерживался человеческих доктринальных разделений. Это было не потому, что он не заботился об истине, но потому, что его видение было достаточно высоким, чтобы увидеть истину такой, какая она есть, и одна истина никогда не противоречит другой истине. Иоанн видел в истине не просто факты, но он видел Иисуса как Истину. Иоанн видел нечто за пределами церкви — его видение было сосредоточено на прославленном Христе.

Биение сердца Божьего

Как и следовало ожидать, именно Иоанн записал в своем Евангелии величайшую молитву Иисуса перед тем, как Он вошел в Свои крестные муки. Когда встречаешься со смертью, сердце открывается полностью. Именно в тот вечер сердце Иисуса стало особенно выразительным в Его молитве к Отцу. В этой ситуации Иисус молился за то, что он ценил больше всего — за Свою церковь.

Сначала Он молился:, "Освяти их истиною Твоею: слово Твое есть истина" (Иоанна 17:17). Чтобы быть освященным истиной требуется нечто большее, чем просто вера в нее; требуется, чтобы мы были изменены ею.

Праведность производит вера не разумом, а сердцем (см. Рим. 10:10). Когда мы начинаем верить сердцем в то, во что мы верим разумом, наша жизнь радикально изменяется и наши слова в конечном итоге приобретают силу. Живые воды текут только из "чрева", и наша проповедь не будет иметь жизни до тех пор, пока она не будет исходить из наших сердец. Это будет пророческое служение в духе Иоанна, оно поможет превратить в повседневный образ жизни те великие истины, которые были даны церкви. Только став жизнью, они произведут единство.

Затем Господь помолился: "Да будут все едино; как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так они да будут в Нас..." (ст. 21). Это не просто доктринальное согласие и не объединение вокруг одних и тех же проектов или видений. Иисус молился за Свою церковь, чтобы она имела сверхъестественное единство — чтобы мы имели то же самое единство друг с другом, которое Он имел с Отцом!

Этот вид единства может прийти только одним путем — нашим принятием того, о чем Иисус молился за нас: "Да любовь, которою Ты возлюбил Меня, в них будет, и Я в них" (ст. 26). Возможно, это величайшая мысль в Писании и заключается она в пребывании в нас той любви к Иисусу, которую Отец имел к Нему!

Именно Иоанн написал:, "И вот, какое дерзновение мы имеем к Нему, что, когда просим чего по воле Его, Он слушает нас; а когда мы знаем, что Он слушает нас во всем, чего бы мы ни просили, — знаем и то, что получаем просимое от Него" (1 Иоанна 5:14-15). Поскольку мы знаем, что Иисус был единомышлен с Отцом и что Он молился только в согласии с Его волей, мы знаем тем самым, что Его воля заключается в том, чтобы у нас была такая же любовь к Сыну, как и у Него. Может ли что-либо более великое возглавлять наш молитвенный список?

Последняя просьба Сына перед Его крестными муками является ключом к исполнению других Его просьб. Когда у нас такая же любовь к Нему, как у Отца, мы освящаемся величайшей истиной во вселенной — Божьей любовью, и Он хочет, чтобы мы любили Его Сына так же сильно, как Он Сам. Такая любовь никогда не приводит к действиям, производящим вред или разделение в Его церкви. Такая любовь остается чистой, как самая чистая невеста для своего мужа, которого она обожает.

Слава Божья гораздо ярче золотого света или блестящих цветов. Истинная слава Божья открывается в Его природе. В самом высоком смысле любовь Божья наилучшим образом проявляется в любви между Отцом и Сыном. Дух Святой — олицетворение этой любви, и Он существует для того, чтобы раскрывать эту великую любовь. Когда Он носился над "безвидной бездной", Он предварял работу Иисуса,

Который есть образ Бога невидимого, рожденный прежде всякой твари;

Ибо Им создано все, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое: престолы ли, господства ли, начальства ли, власти ли, — все им и для Него создано;

И Он есть прежде всего, и все Им стоит. И Он есть глава тела Церкви; Он — начаток, первенец из мертвых, дабы иметь Ему во всем первенство:

Ибо благоугодно было Отцу, чтобы в Нем обитала всякая полнота,

И чтобы посредством Его примирить с Собою все... (Колоссянам 1:15-20).

Господь Иисус также молился, чтобы "..."славу, которую Ты дал Мне, Я дал им; да будут едино, как Мы едино", (Иоанна 17:22). Слава Божья — это Его природа, наиболее чудесным образом олицетворенная в Иисусе. Он дал нам Иисуса, чтобы Он был в нас, чтобы мы были едино. Если все творение "стоит Им", насколько же больше единства должна иметь церковь, которая есть начало "нового творения" в Нем?

Иоанн позже высказал фундаментальную истину: "Если же ходим во свете, подобно как и Он во свете, то имеем общение друг с другом..." (1 Иоанна 1:7). Слово "общение" происходит от выражения "двое в лодке" (В английском языке слово fellowship (общение) можно понимать как состоящее из двух частей — fellow (товарищ, собрат) и ship (лодка, корабль). — Прим. перев.), которое подразумевает, что поскольку их двое, им придется плыть вместе, если они хотят достичь места своего назначения. Если мы ходим во свете, как Иисус, мы будем иметь общение. Те, кто нарушают общение с церковью, больше не пребывают во свете.

У нас должны быть все три

В Екклесиасте 4:12 читаем: "И если станет преодолевать кто-либо одного, то двое устоят против него. И нитка, втрое скрученная, не скоро порвется". Когда церковь строилась вокруг одного столпа, уделяя исключительное внимание Петру, зло могло легко преодолевать ее. После возрождения интереса к служению Павла, церковь стала более стабильной. Однако, правильно построенная церковь должна строиться на верном Основании, которое есть Сам Иисус, и вокруг всех этих трех великих столпов веры.

Когда церковь прекращает проповедовать Евангелие и доходить до мира, начинается процесс умирания. Если она не соединяет ревностную проповедь Евангелия с верным учением, она впадает в разрушительные ошибки, как это произошло с церковью в средние века. Однако, если церковь не соединяет эти два существенных момента с пророческим видением в сфере Духа и преданностью личным близким отношениям с Господом, которые понимал Иоанн, результатом становится вид благочестия, отвергающий Его силу и Его присутствие.

Мы должны благодарить Бога за Павла и за Петра. Если бы все ученики имели такую природу, как Иоанн, маловероятно, что в день Пятидесятницы к церкви приложилось бы 3000 человек или что язычники когда-либо услышали бы Евангелие, проповедуемое им. Если бы не Павел и его великое посвящение истине и смыслу Нового Завета, вполне возможно, что церковь вновь бы возвратилась к иудаизму. Но без служения Иоанна мы могли бы иметь большую и славную церковь, в которой все в совершенном порядке, кроме одного — там не было бы Бога! Иисус Сам являет пример того, что собой представляют все эти три служения, когда они соединены с совершенным сердцем Пастыря.

Пророческое служение, представленное Иоанном, имеет особое значение в конце века сего. Не потому, что оно важнее остальных, но потому, что оно играет особую роль в подготовке невесты для грядущего Царя. Господь жаждет, чтобы Его невеста вошла в зрелость и чтобы она была представлена "без пятна и пророка". "Без пятна" означает ее чистоту; "без порока" говорит о её вечной молодости. Пророческое служение поможет подготовить церковь к чистоте как в жизни, так и в близости с Господом, что является источником ее любви к Нему.

Любые роды болезненны

Процесс родовых мук и рождения ребенка во многих отношениях является величайшим потрясением, которое испытывают как мать, так и ребенок. Появление на свет пророческого служения тоже происходит через кровавый и болезненный процесс. Подобный процесс не уникален;

Восстановление каждого служения в церкви происходило именно таким образом.

Старание погубить все порождаемое Богом в момент появления на свет входит в саму природу сатаны, потому что именно этот в момент творение является наиболее уязвимым (см. Откровение 12:1-4). Сразу же после трудного родового процесса каждое семя Божье обычно подвергается жесточайшей атаке сатаны. То же самое происходило с пророческим служением последних дней, но ребенок выжил и теперь возрастает в мудрости и зрелости. Судьба этого служения — возрастать, пока пророческая природа не разрастется в церкви и не соединится должным образом со столпами проповеди Евангелия и учения.

Независимо от нашего желания, пророческое служение вскоре достигнет величайших высот влияния в церкви со времен, когда апостол Иоанн был сослан на остров Патмос. Это служение изменит всю церковь, точно так же, как это в свое время совершилось под реформаторским влиянием учителей. Это не потребует много времени, потому что мы подходим к концу века. Мы сейчас близки к рождению того века, в котором будет царствовать Христос, и родовые схватки становятся более сильными и более частыми, точно так же, как это происходит с женщиной во время родов.

Знамения конца

На день Пятидесятницы Петр цитировал пророка Иоиля, перечисляя великие знамения, которые будут указывать на последние дни. Он говорил: "Будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши, и юноши ваши будут видеть видения, а старцы ваши сновидениями вразумляемы будут" (Деяния 2:17). Эти дары откровения будут иметь преобладающее влияние в церкви последних дней. Однако, мы не смогли бы как следует овладеть этими дарами, если бы они не были построены на сильных столпах проповеди Евангелия и верного учения. Нам не следует отказываться от своих предшественников из-за того, что пришло пророческое служение, мы должны наоборот еще более слиться с ними. Если мы удалим любой из этих столпов, то дом не будет устойчивым; если мы уберем два из них, то он наверняка упадет.

Большая часть собраний, которые я посещал, отражают в основном природу их пастора. Если он евангелист, то церковь несет сильное бремя проповеди Евангелия. Если пастор — сильный учитель, то собрание сильно в учении и посвящении слову, но оно часто бывает слабым в отношении проповеди Евангелия. Пророческий пастор приводит собрание к пророческим дарам и переживанию встреч с Господом, но такая церковь может быть слабой в проповеди Евангелия и учении. Церковь последних дней будет сильной во всех трех вопросах, ставя должный акцент на каждом из них и поддерживая их. Как нить втрое скрученная, дом стоящий на трех столпах будет самым устойчивым и крепким.

В служениях Петра, Павла и Иоанна могут быть различия, но они не находятся в противоречии друг с другом. Фактически, они должны находиться в единстве, если мы хотим, чтобы через церковь снова было явлено подлинное Христово служение. Наступает время, когда служение Иоанна получит должное влияние в церкви, необходимое для того, чтобы все служения пришли в гармонию. Когда это произойдет, собрания, конфессии и движения, которые получат нужное равновесие всех трех столпов, будут возрастать в близости друг к другу. Тогда дом Господень станет сильным, полным Его славы, Святым Храмом, приготовленным для Его присутствия.

Все книги

Назад Содержание Дальше