"Протестантизм"

 М.С. Каретникова

 

Назад Содержание Дальше

Лекция 2. РЕФОРМАЦИЯ В ГЕРМАНИИ

МАРТИН ЛЮТЕР

Два века- XVI и XVII - это одно целое, где отдельные явления можно понять только в свете общей идеи Реформации: разочаровавшись в идеале папства, люди стремились освободить свою душу от этого давления. Именно отсюда возник пересмотр всех жизненных ценностей: нравственности, образования, политического устройства государств, хозяйственной жизни. (Что-то подобное происходит сейчас и у нас!) Но во всем многообразии жизненных потребностей была понята, к счастью для всей истории человечества, главная потребность: "Очистить человека может только Благодать, никакие внешние подвиги не помогут" (И.Таулер, мистик XIV века, создатель общества "Друзей Бога", последователь Экхарта). Предшественники Реформации в течение двух веков вкладывали эту мысль в сердца людей в Англии, Чехии, Италии, Германии. Именно в эти два века родилась идея. Божья мысль в сердцах и умах людей - о свободе личности, об ее ответственности перед Богом, перед своей совестью.

Но почему Ян Гус пошел на костер за те идеи, благодаря которым Мартин Лютер стал национальным героем Германии? Почему труды Лютера увенчались успехом, хотя все предыдущие попытки совершить то же самое не удались? В чем дело?

Можно, конечно, указать на целый ряд политических, экономических и социальных факторов, они все сыграли свою роль, хотя их роль была похожа на роль того кесаря Августа, который объявил перепись и тем способствовал осуществлению пророчества о рождении Младенца Иисуса в Вифлееме. То есть внешние обстоятельства играют свою роль в истории, но они не являются конечной причиной исторических событий.

Так, например, главным противником Лютера, и самым серьезным, был император Карл V, потому что императору нужна целостность империи, нужна единая идеология (религия), а действия и учение Лютера угрожали тому и другому: и целостности империи, и единому учению католической церкви. Но исторически получилось так, что император (одновременно он занимал и испанский престол) был непрерывно занят войнами Испании с Францией за Неаполитанское королевство, потом - с турками, на границах Европы, и ему было не до Лютера. Король Франции тоже не сочувствовал реформационному движению, но фактически помогал ему своими военными и политическими спорами с Испанией. Английский король Генрих VIII был категорически против Реформации, но он вскоре отделился от римской церкви и не поддерживал папство. Папа видел своего врага в императоре, с которым шла борьба за власть в Священной Римской империи, а не в Лютере. К тому же, на фоне этой борьбы между папой и императором складывалась третья сила - отдельные княжества тяготели к самостоятельности и независимости и от императора, и от папы и могли защитить Лютера от обоих. Можно указать и на то, что именно в это время начинает развиваться предпринимательство, поднимается класс торговцев: этому способствовали географические открытия - Латинской Америки, пути в Индию вокруг Африки, они дали мощный толчок колониальному предпринимательству. Для этого класса людей грабительская политика римской церкви выглядела сущей тиранией.

Большую роль в успехе Реформации сыграли и интеллектуальные факторы: все прежние движения не имели успеха из-за неподготовленности почвы! Страх и предрассудки владели народом. И Лютер не имел бы успеха, если бы люди продолжали верить, что разделение с римской церковью равносильно потере спасения! Однако к этому времени был уже широко распространен взгляд, что спасение может быть получено независимо от римской системы. В этом смысле труд предшественников Реформации не был тщетен. Когда папа проклянет Лютера, то "анафема" падет на головы и всех его последователей, однако это их не испугает, что говорит уже о совершенно иной точке зрения! Вспомним, как Прага вынуждена была изгнать Яна Гуса, когда папа наложил интердикт на все церковные обряды!

Те или иные причины привели к тому, что миллионы людей хотели покинуть систему, претендующую быть единственным резервуаром спасения. Они были уверены в том, что спасение может быть получено иным путем. Народ был внутренне, религиозно подготовлен к разрыву с государственной церковью и восприятию Благой Вести о спасении через Иисуса Христа.

И вот в конце 1517 года монах по имени Мартин Лютер, возмущенный продажей индульгенций в соседнем немецком городе, приколотил к двери собора в Виттенберге свои 95 тезисов, выражая этим желание обсудить, в чем собственно состоит учение католической церкви о прощении грехов за деньги, то есть через продажу индульгенций. Это был центральный вопрос - о сущности спасения, как оно дано нам в Евангелии. Говоря библейским языком, "Бог открыл дверь" проповеди Евангелия. Здесь конец Средневековья и начало Новой истории. И Бог нашел Себе человека и всей его жизнью подготовил для свершения великого труда.

Мартин Лютер стал героем за то, за что Ян Гус стал мучеником. Без Уиклифа, без Яна Гуса не было бы и Лютера! Он вошел в их труд. Он объединил в своей личности все факторы, способствующие реформе:

- Реформа проходила на основе Библии. Лютер был человеком Библии.

- Реформа опиралась на патриотизм тех стран Европы, которые входили в империю и желали быть от нее независимыми. Лютер выразил всю свою любовь к Германии.

- Учение мистиков до Лютера говорило о возможности приближения к Богу каждой души. Это учение воспринял и Лютер, высоко ценивший мистиков школы Экхарта.

- Современные Лютеру гуманисты учили о новом подходе ко всем жизненным проблемам, и Лютер всем сердцем с этим соглашался.

Кроме того, Лютер был немецким крестьянином, а значит, принадлежал к тем, кто особенно тяготился римской тиранией. В своих многочисленных произведениях - трактатах и памфлетах - Лютер использовал народный язык. Его крестьянская натура имела способность идти настойчиво, идти шаг за шагом, следуя естественному развитию идей в меру их понимания, в меру собственного духовного роста - от протеста к диспуту, затем - к осуждению католичества, затем - к отделению от него. Его последователи понимали его: при всей необычайности его судьбы в ней не было ничего неожиданного, но все было естественно и понятно. На библейском языке это называется "полнотой времени". Пришло время для реформы. Она была у всех на уме и на языке. Требовался вождь для успешного восстания против католической системы. Лютер стал им.

Годы его жизни - 1483 - 1546. Он жил шестьдесят три года. Основные этапы его жизни следующие. Он родился в городке Эйслебене, в семье крестьянина, разбогатевшего предпринимательством на медных рудниках, в семье благочестивой, но с суровой дисциплиной, где детям давали трудовое воспитание, воспитывая в них привычку к тяжелой работе и сильную волю. Во всех портретах Лютера отражается эта его волевая натура, крестьянская практичность, даже некоторая заземленность всего облика. Но за этой простонародной внешностью таилась смятенная душа. Страх перед Божьим судом, о чем настойчиво проповедовали в церкви, был так силен, что однажды, в ужасе перед сильной бурей с громом и молниями, он дал обет стать монахом, если останется жив. Ему было тогда двадцать два года, он уже окончил Эрфуртский университет, был магистром искусств, и отец хотел, чтобы сын изучил закон, стал юристом и помогал ему в предпринимательской деятельности. Но беспокойство Лютера о своей душе привело его в Эрфуртский монастырь августинского ордена, где он провел пятнадцать лет, до своего отлучения. Все эти годы потребовались для созревания его веры и готовности к подвигу.

Дело в том, что монашество не сделало Мартина Лютера счастливым и не дало ему желанного покоя. Он подчинялся монастырской дисциплине, вел аскетический образ жизни, истязая свою плоть, честно постился и исповедовался, желая достичь лишь одного: найти мир своей душе. Однажды он исповедовался перед своим духовником в течение шести часов и почувствовал, наконец, некоторое облегчение. Но, возвращаясь в келью, он вспомнил еще какие-то свои греховные мысли и с ужасом побежал обратно - снова исповедоваться! Он не мог заслужить своего спасения! Внутренний голос говорил ему: "Откуда ты знаешь, что твои труды угодны Господу?" Как сказал ему один друг, видевший его терзания: "Мартин, ты действительно реальный грешник, и тебе нужен настоящий, а не намалеванный Спаситель!" Божья помощь пришла к Лютеру через викария августинских монастырей Иоганна фон Штаупица: "Читай Евангелие!" - сказал он. Впоследствии Лютер напишет ему: "...я с благодарностью вспоминаю тебя, ведь с твоей помощью свет Евангелия впервые засиял в моем сердце". Но и фон Штаупиц в 1524 году, пятнадцать лет спустя, напишет ему: "Мы многим обязаны тебе, приведшему нас от свиных рожков к злачным пажитям жизни". Ученик превзошел учителя, впервые посеявшего в его сердце слово истины. И не только слово: фон Штаупиц был профессором богословия Виттенбергского университета, в 1509 году он пригласил Лютера читать там лекции по богословию, и это побудило Лютера не только читать, но и изучать Евангелие. Постепенно, через изучение Псалмов, посланий Римлянам и Галатам он уразумел, что спасение не зарабатывается, оно - дар. "Праведный верою жив будет" - этот стих (Рим. 1:17) стал его любимым стихом, он произнесет впоследствии десятки проповедей на эту тему. Евангелие произвело в его сердце то, чего не могла сделать вся обрядовая система римской церкви. Лютер поверил, что "праведный верою жив будет". И нашел столь желанный мир своей душе. Что понял Лютер во время своих четырнадцатилетних исканий? Он получил глубокое отвращение к тому религиозному представлению о "зарабатывании спасения", которое так мучило его вое эти годы. Получил отвращение также к созерцательности и аскетизму. Понял, что человек, ищущий безгрешности - гордец, и он смеялся над таковым. Принял всем сердцем спасение по вере в Иисуса Христа, независимо от дел. На первое место в христианской жизни поставил Благодать, а не религиозный "подвиг", как называли в то время религиозное монастырское "изнеможение плоти", которое так возненавидел Лютер.

Главной темой всех трудов Лютера стали отныне грешный человек и милостивый Бог. Ответ Лютера на вопрос о спасении заключался именно в этой надежде, а также он верил в силу совести. Он сознавал бренность каждого человека и поэтому стремился обращать человека непосредственно к Богу; он требовал раскаяния и исправления жизни, видя в совести и Божьих заповедях последние земные инстанции. Лютер испытал на себе самом милость Бога и осознал, что Христос умер не вообще за грехи, но за конкретного грешника. Не мы спасаемся, а Христос спас нас.

Реформация началась именно с этого переживания: каждый христианин имеет доступ к Богу! Каждый христианин поэтому - священник. Лютер не мог это открытие держать при себе, он стремился показать каждому путь, на котором можно найти мир душе. Он делал это в своих лекциях и проповедях, и сначала он, по-видимому, сам не видел, насколько обретенное им счастье угрожает всей церковной системе, которая этого счастья дать не может. Он даже не видел, какие огромные шаги в этом направлении он уже предпринял, пока обстоятельства не заставили его оглядеться и уразуметь, где он находится. Первым таким событием было его столкновение с доминиканским монахом Тетцелем, который продавал индульгенции и провозглашал, что нет необходимости в покаянии, что индульгенция дает полное прощение всех грехов.

Это было бессовестным вымогательством и, главное, совершенно противоположным учению Евангелия о Божьем пути спасения людей. Лютер возмутился и составил 95 тезисов против системы индульгенций. Это было 31 октября 1517 года. Лишь через несколько лет он увидит, что дело не только в индульгенциях, но во всей римской системе, от которой нужно отделиться, чтобы церковь могла вернуться к той, которая является нам в Писании.

Так началась Реформация: с восстановления Божьего пути спасения, который указан только в Библии, открывается только по вере и осуществляется только через Божью Благодать, не заслуженную нами Милость Бога.

Итак, Лютер нашел мир своей душе, уразумев всем сердцем, что "праведный верою жив будет". Но это глубоко личностное переживание спасения могло бы так и остаться частным делом самого Лютера, как это было, вероятно, со многими возрожденными душами того времени. Однако он поступил так, как это велит делать Писание, - он начал исповедовать устами свою веру, побуждая и других найти мир душе на этом же пути. И тут очень интересно видеть, как человек и Бог вступают в сотрудничество: великий Бог и маленький, но верный человек. Лютер, имея Божье прощение, восстал против индульгенций. Индульгенции были делом не новым, но вполне привычным и даже имели хитрые объяснения, что грехи перед Богом прощает Бог, но человек должен покаяться и перед церковью, и он может это выразить, заплатив церкви деньги и получив от церкви расписку в том, что его грехи прощены. Такая расписка и была индульгенцией. Лютер в своих тезисах выступил против этого обычая, но выступил в форме приглашения обсудить связанные с этим вопросы. Его утверждения были по трем основным направлениям:

- Торговля индульгенциями не имеет основания в Писании, неэффективна и опасна.

- У папы нет власти прощать грехи.

- У церкви нет запаса заслуг, якобы ей дарованных Христом и святыми, и ей нечем покрывать грехи грешников.

Вот все, что сделал Лютер в первом публичном заявлении о своих новых убеждениях. Далее разразился настоящий шторм. К тому времени уже был изобретен (Иоганном Гутенбергом в 1450 году) печатный станок, новое оружие идейной борьбы, и тезисы Лютера, переведенные с академического латинского языка на разговорный немецкий, разлетелись по всей Германии и вызвали протест против папства во всех общественных кругах. Против папства были богословы, патриоты, мистики, гуманисты. На первых порах Лютер получил полную и единодушную поддержку, даже со стороны главы августинского ордена, к которому он принадлежал. Лютер ободрился! Он поставил под вопрос исторически сложившееся первенство папы, а затем - его власть над чистилищем. Следующим шагом было утверждение, что даже Вселенские соборы могли ошибаться и ошибались и единственным непогрешимым авторитетом является Писание.

В октябре 1518 года на имперском сейме состоялась встреча Лютера с кардиналом Каэтаном, посланным из Рима для обличения Лютера в ереси, но Лютер отверг власть папы, говоря, что папа поступает не по Писанию. Говоря о таинствах, Лютер заявил: "...не само таинство, а привнесенная в него вера дает спасительную благодать".

И, наконец, в 1519 году, на диспуте с профессором Иоганном фон Экком в Лейпциге, Лютер был подведен к необходимости встать на сторону учения Яна Гуса, которого сожгли сто лет назад как еретика. Лютер признал также истинность учения Уиклифа, он принял их обоих. После этого диспута папа немедленно отлучил Лютера, приказав ему покаяться. Лютер сжег папский документ (буллу) публично. Это было в 1520 году. В этом же году Лютер написал три основных своих произведения - три трактата, в которых он выразил уже сложившиеся свои верования: "К христианскому дворянству немецкой нации", "О Вавилонском пленении церкви", "О свободе христианина".

Обращаясь к немецкому дворянству (первый трактат), Лютер сделал очень важный шаг: он связал интересы реформы с интересами князей, с практическими интересами своего времени. Он побуждал христианский магистрат к церковным реформам, атакуя утверждения папы, что духовные власти стоят выше земных, что только папа имеет право толковать Писание и созывать соборы. Лютер указывал, что реформа ударит по материальным богатствам и владениям папы, но возвеличит духовное служение. Лютер нападал также на монастыри и целибат (безбрачие), как это делали до него его предшественники. Таким образом, Лютер связал свою догматику с практикой: протест против индульгенций повел его к оппозиции Риму, а затем к выступлению против папства. Это оценили и приветствовали все, от поденщика до курфюрста Саксонского Фридриха Мудрого, который впоследствии станет земным спасителем и покровителем Лютера.

Второй трактат - "О Вавилонском пленении Церкви" - был посвящен критике сакраментальной системы Рима (то есть системы таинств), из-за которой христианская церковь действительно находилась как бы в плену у папства. Все владычество Рима держалось именно на этой системе, якобы обеспечивающей спасение людей. Лютер предложил устранить все таинства как человеческие изобретения, не по Писанию, а оставить только два, заповеданных Христом: крещение и причастие. Но и эти два таинства не могут, по убеждению Лютера, иметь действие помимо веры участвующего в них.

Через месяц появился последний его трактат - "О свободе христианина", - в котором Лютер возвеличивал свободу и священство каждого верующего, независимо от того, является ли он простым человеком, священником, епископом или папой.

Легко понять, что эти убеждения, высказанные ("исповеданные устами") на всю Германию, все более отчуждали Лютера от римской церкви и сделали компромисс с нею невозможным. До сих пор все реформационное движение шло тем же путем, как и при Уиклифе и Гусе: те тоже имели успех, общую национальную поддержку, и их идеи тоже получили широкое распространение. И дальше тоже было нечто похожее: вспомним, как Яна Гуса вызвали на собор в Констанце и как он предложил обсудить его идеи с точки зрения Библии, но его вместо этого пытали и сожгли. Так вот, в 1521 году Лютер тоже был призван к ответу на имперский сейм в Вормсе. Он был готов к этому, он писал в 1520 году: "Жребий брошен для меня. Я презираю ярость Рима и милость Рима. Я не хочу примирения и общения с ним. Пусть осуждают меня и жгут мои писания. Я сам, если только хватит у меня огня, предам осуждению и всенародному сожжению все папское право, эту пучину всяческой ереси".

Когда он ехал в Вормс, все встречные отговаривали его от этого: "Монаше, монаше, - говорили ему, - там дьявол в этом городе, вернись!" Но Лютер отвечал: "Если бы там было столько дьяволов, сколько черепиц на крышах, я и то поехал бы". Такова была его решимость!

На сейме присутствовал молодой, только что коронованный император, испанский король Карл V. Ему был тогда всего двадцать один год, и он не вполне представлял себе вое последствия взглядов Лютера. Лютеру были предъявлены все его сочинения. Его спросили, отрекается ли он от них? Лютер защищал свои убеждения с Писанием в руках. Тогда ему были заданы четыре вопроса:

- Как происходит спасение человека?

- Кому принадлежит религиозная власть?

- Что есть Церковь?

- Что такое христианская жизнь?

Лютер отвечал, что человек спасается благодатью Божией, по вере, что религиозная власть осуществляется через Слово Божие, а не церковью, что Церковь является обществом святых и что христианская жизнь состоит в том, чтобы служить Богу всем, что имеешь, всем, что в тебе заложено Богом, и это не зависит от специального рукоположения на служение. И здесь Лютер произнес свои знаменитые слова:

"Если меня опровергнут свидетельством Священного Писания или ясным доказательством, то я не могу и не хочу ничего возражать, ибо небезопасно и безрассудно действовать против совести. На этом стою и не могу поступать иначе. Да поможет мне Бог! Аминь."

Мартин Лютер, тридцативосьмилетний монах, профессор богословия, переживал свой звездный час, ради которого родился в мир. Он шел на неминуемую гибель и был к этому готов. Упование на Бога, живая вера в найденного им Спасителя поднимали его над всеми соображениями безопасности, осторожности. Для него самого безопасным было уповать на Бога и поступать в соответствии с Его Словом, а не следуя человеческим установлениям.

Его могли казнить, но молодой император высказался против смертной казни. Тогда Лютера отпустили, объявив его находящимся вне закона, то есть любой мог его убить и за это не отвечать. И так бы и произошло, если бы люди могущественного Фридриха Саксонского не похитили его тут же, на дороге из Вормса, в лесу. Его отвезли в замок в Вартбурге, где он провел два года под видом рыцаря. В то время как римская церковь его отлучила, осудила и приговорила к смерти, Лютер в течение двух лет в уединенном замке совершал свое важнейшее служение: он переводил Евангелие на немецкий язык! А перевод всей Библии занял у него почти пятнадцать лет, с 1521 по 1534 год.

Лютер добровольно покинул свое убежище в Вартбурге, чтобы противостать радикальному крылу Реформации, о чем речь пойдет в следующей беседе. Радикалы требовали продолжать Реформацию, отказавшись от всего католического наследия в области организации церкви, но Лютер сохранил все, против чего не было непосредственных указаний в Библии. Так, в лютеранстве сохранились детское крещение, одеяния священников, свечи и некоторые другие характерные признаки католичества.

1525 год ознаменовался двумя событиями в жизни Лютера. Первое событие - это решение вопроса о семье: он, бывший монах, женился, и очень счастливо, на бывшей монахине Екатерине Бора. Это было время закрытия монастырей, образования новых церквей, издания новых учебников для школ. Лютер ввел в церквях общее пение, и сам очень любил петь и в церкви, и в семье. Екатерина обратилась под влиянием учения Лютера, и их брак был таким счастливым, что недруги Лютера уверяли, будто он затеял всю Реформацию для того, чтобы жениться! Но этот брак был не причиной, а следствием Реформации, а также он стал свидетельством иного понимания религиозной жизни, чем во все средние века.

Другим событием этого же года была Крестьянская война под водительством Томаса Мюнцера. Она созревала в течение пятидесяти лет, но разразилась тогда, когда появился лидер, придавший восстанию религиозную окраску. Богословие Мюнцера было очень простое: все бедные - это христиане, а все богатые - нехристи, и их надо убивать. Разорению подверглись не только помещичьи усадьбы, но и церкви. Возмездие пришло быстро, и многие тысячи крестьян были казнены. Лютер был в ужасе от этого восстания и от того, что оно какими-то странными, окольными путями связывалось с его идеями реформы церкви. Он потерял всякую веру в простых людей, связывая все надежды реформаторского движения только со знатными классами.

Смертельная опасность все время висела над Лютером, но он был удивительным образом защищен: пока император был занят войнами, папа - интригами против императора, а князья не хотели чуждым им людям (императору и папе) выдавать своего самого лучшего проповедника, лютеранство распространялось по всей Германии, особенно по Северной Германии и по соседним с нею Богемии, Польше, Венгрии, Дании.

Но во все время своей реформаторской деятельности Лютер имел такие глубокие переживания от расхождений с друзьями, расколов, что иногда приходил домой с поникшей головой, и тогда Екатерина встречала его возгласом: "Мартин, что случилось? Или Христос умер?!" И Мартин мог с новой верой воспрянуть от уныния. Он мог сказать словами апостола Павла: "Кроме посторонних приключений, у меня ежедневное стечение людей, забота о всех церквах..." (2 Кор. 11:28) Чем больше дел, тем дольше должна быть молитва, - так считал Мартин. Чем меньше времени, тем больше нужно уделять его молитвенному общению с Богом. "Столько дел, - восклицал он, - столько проблем, я ничего не успею сделать, поэтому сегодня утром я четыре часа должен уделить молитве!" И действительно, молитва освежала его, создавала покой в его душе, внутренние очи веры покоились на Христе.

Среди расхождений с друзьями одним из самых серьезных было расхождение с гуманистами, а именно - с Эразмом Роттердамским. Это был христианский гуманист, реформатор церкви, ученейший человек своего времени. Он верил, что можно изменить церковь, реформировать ее, очистив от всего небиблейского. Поэтому уже в 1516 - 1519 годах он занялся пересмотром Нового Завета, дополняя и исправляя латинский перевод. Но Эразм, как все философские гуманисты, не видел главного: он не принимал всерьез первородного греха в человеке. Поэтому он полагал, что надо исправить мораль - и все общество исправится. Не Эразм, а Лютер стал главой Реформации, потому что он видел свои грехи, и Милость Бога испытал на себе. Он написал в ответ Эразму большой трактат "О рабстве воли", где резко отделил философских гуманистов, в частности Эразма, от богословских гуманистов, каковыми были Лютер и его последователь Филипп Меланхтон, а позднее - Ульрих Цвингли и Жан Кальвин. Но у Лютера были расхождения и с Цвингли, о чем речь пойдет в связи с Реформацией в Швейцарии. Немецкий гуманизм подготовил почву для Реформации, но он был чисто идейным движением, которое никак не могло бы привести к разрыву с Римом. Для этого требовались такие Божьи откровения, ради которых Лютер готов был идти на смерть, чтобы только донести их до других людей.

Взгляд Лютера на благодать - самый большой его вклад в христианское богословие. Благодать - не лекарство бессмертия, не магическая сила и вообще не то, что Бог дает. Это тип Его отношения к человеку. Это свет Его присутствия, которое и надо искать. Это милость! Чтобы ее найти, надо искать Самого Бога, а не какие-либо вещи для спасения. Лютер ввел в мышление церкви следующие истины, которые никогда уже не забывались:

- У Библии есть каждый раз новое послание, когда мы в нем нуждаемся.

- Центр послания Библии - это отношение между Богом и Его созданиями.

- Это отношение революционное: оно меняет все!

Все книги

Назад Содержание Дальше