Назад Содержание Дальше

ПЕСНЯ ДАНИИЛА

 

 

 
"К Тебе, мой Бог, моё моленье
Дерзаюсь духом произнесть,
Излить всю боль и всё томленье.
Одно лишь только утешенье,
В молитве - это Ты и есть.
Я счастлив пред Тобой склониться,
Всем естеством желая скрыться
От всех ненастей и забот,
И горько плакать и молиться
О беспощадности невзгод.
Ты знаешь сердце моё, Боже,
Что для меня всего дороже -
Всех благ, сокровищ, наслаждений -
Одно короткое мгновенье: 
Побыть наедине с Тобой!
И с этим ничего в сравненьи
Не может быть. Одной мольбой
К Тебе об этом я  взываю
И горько плачу вспоминая,
Ненастных, прежних дней печать.
И как не плакать, не стонать:
"Свободный раб!"
Моя свобода - могилы мрак.
И на земле я  - сын пленённого народа,
В чём боль привычкой стала мне.
В чем стал привычен горький жребий
И что осколки детских лет
Остались, словно нежный свет
Зори, не вспыхнувшей на небе.
Но лишь одно мне не понять,
Зачем кому-то отбирать,
Топтать и рвать мою отраду,
Мою последнюю усладу,
Когда в молитве к небесам,
К Тебе лечу. Я не отдам.
Я не отдам под власть закона
Красу молитвенного стона.
И на попрание ногам -
Своё единственное счастье,
Могуществу жестокой власти.
Не допущу и не продам.

Я волен в духе, пусть не в теле,
Но тленом только прах царит.
Ты будь судьёю в этом деле,
Тебе мой дух принадлежит.
Тебе мечта и утешенье
И эти краткие мгновенья,
Что в жизни лучше может быть,
Когда склонив свои колени,
Душою, жаждущей общенья,
Вновь обретаю силу жить.
Тебе, мой Бог, Тебе всю душу
И тайны  горечь отворю.
Приди, я сердцем жажду слушать
И ощущать любовь Твою"

Возможно, не была молитва
Такой, как в этот древний час,
Но силой времени не скрыто 
То, что кричит порой и в нас.

Кто мог душе твоей усталой,
Душе измученной, без сил,
Сказать о том, как много дала
Судьба твоя, о, Даниил.
Ты мог ценить тем незаметным,
Тем незавидным и простым,
Простым общеньем с Богом.
В этом ты мог дышать буквально Им.
Ты мог, что многие не могут,
Что очень многим невдомёк,
То, как душа приходит к Богу
И как к душе приходит Бог.
Но ты не знал тогда в терзании,
Среди зверей во рву о том,
Что чрез заслон веков, потом,
Посмотрит с чистым пониманием
Святая церковь. И в страдании 
Пойдет за Богом сим путём.
И в лицах слабых, неспособных,
Но внутренне тебе подобных,
Она сумеет сохранить всё,
Что нам дано в утешение,
В поддержку, слово наставления -
Всё, что даёт нам силу жить.

А царь? Чего он горько стонет?
Ужель ему дано страдать?
Ужель и вправду сон отгонит
Великой совести печать?
Тебе ли, грозному владыке,
Рыдать, как малому дитю?
Тебе ль, чей скипетр великий
Под властью держит всю страну?
Тебе ль стонать, как раб под гнётом,
Чья незавидная судьба
Так малоценна и черна?
Но в чем-то, мрачном и далеком,
Собой так схожа на тебя.
Теперь ли ты постиг с Синая
Безжалостную правды суть?
Теперь ли ты познал, рыдая,
Что каплю гордости, чуть-чуть,
Вкусить  совсем немного надо
Для славы тленной. И затем,
Она, имея силу яда, убьёт
В душе любовно тем, чем
Дорожить  как жизнью надо
И что нам жизнь несет с собой.
То, что зовём мы просто "дружба",
Что так не ценится порой.
Хотя не нам судить об этом,
Чего в душе греха таить.
Мы все виновны, и при этом,
Не даст нам правду совесть скрыть.
Но ты взгляни, там над востоком
Алеет небо, посмотри!
А друг, твой друг во рву глубоком,
Возможно, жив ещё, беги!
Беги, надежда упованья
Тебя пусть снова оживит!
Пусть помнит с радостью сознанье,
Что Бог - прибежище и щит.
Вот ров уже перед глазами.
Довольно горестно вздыхать
И не стесняйся закричать.
Нет в том стыда -  кричать слезами,
Нет в том позора и греха.
И душу изливай устами
Во тьму безжалостного рва.
"Где ты, который любит Бога?
Ответь, смог ли спасти тебя
Тот, Кому ты  верен был во многом?
Кому служил, кого,  любя,
Ценил превыше жизни тленной,
Превыше радости мгновенной,
Не побоявшись умереть.
Спас ли тебя твой Бог? Ответь!"

Я, отступая, здесь, замечу,
Что очень трудно описать
Простою рифмой силу встречи.
Мне легче смыслом передать,
Возможно пусть и не дословно.
Но слишком силен этот миг.
Насколько сладостно, огромно,
Схватило время этот стих.
Но я бессилен, я признаюсь,
.Возможно, я бы так не смог.
Но в крике этом содрогаюсь: 
"Я жив и жив Господь, мой Бог!"
Ответьте мне, кто правду любит
И тот, кто убийствами живёт:
Неужели Бог своих забудет,
Ужель своих оставит Тот,
В ком счастье, мир,  любовь, свобода.
И кто готов в огонь и воду идти.
Но с теми лишь идёт,
Кто служит не себе в угоду.
Пусть это слово подтвердит и тот,
Кто горе, муку знает.
Пусть эта истина пылает
И изнемогших обновит.
  
Пора. Дней прошедших быль живая,
На миг открывши тайны тень,
Зовёт. Зовёт не уставая
Встречать грядущий, новый день.
Что он несёт нам, мы не знаем.
Учась же времена ценить,
Мы чаще к Господу взываем
И получаем силу жить.



Павел Шавловский 

Назад Содержание Дальше

 

Все стихи