Почему я?

 Яков Дамкани

 

Назад Содержание Дальше

Глава 15. Снова на восток

Аризона, 49 градусов по Цельсию в тени. По пыльной дороге сворачиваю в горы, чтобы посетить общину мессианских верующих «Аллилуйя». После долгого пути по раскаленной горной пустыне добираюсь до места.

Об этой поездке у меня остались особые воспоминания. Вскоре после моего прибытия внезапно загорелось одно из деревянных строений, служившее детской спальней. Один из мужчин моментально прыгнул в пламя и через несколько секунд выскочил на безопасное место с тремя детьми. Еще три ребенка (двое из которых были братьями) остались внутри. В считанные минуты огонь пожрал все строение, словно оно было сделано из лучины.

Не могу описать ужас, охвативший всех очевидцев. Мужчины и женщины взывали о помощи, но спасти малышей, оставшихся внутри, было невозможно. Трагедия продолжалась всего несколько минут. Все мы окаменели от ужаса, потеряли способность двигаться и реагировать на происходящее.

Я ненавидел себя за то, что не осмелился помочь в такой решающий момент, за то, что не прыгнул сразу в огонь и не попытался спасти детей, пока это было еще возможно. Уже через несколько секунд после начала пожара разгоревшийся огонь не позволил никому даже подойти близко. Когда пламя угасло, на месте домика осталась лишь дымящаяся куча углей. Мне было по- настоящему стыдно. В прошлом я совершал отчаянные поступки, не моргнув глазом, а здесь, когда мне первый раз в жизни представилась возможность спасти малышей от верной смерти, я был поглощен собственным спасением и ничего не сделал. Оказалось, что по большому счету я вовсе не герой.

На место трагедии съехались друзья со всей округи, чтобы разделить скорбь семей, потерявших детей, и выразить свое соболезнование. До конца жизни не забыть мне тех похорон. Вот что сказала мать погибших мальчиков над открытой могилой:

«Все мы знаем, что жизнь дал нам Бог. Этих двух драгоценных детей Он одолжил мне на время, а потом пожелал вернуть их к Себе. Иешуа сказал: «Пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне, ибо таковых есть Царство небесное» (Матфея 19:14).

Я верю, что Бог, Чья любовь к нам сильнее смерти, Бог, Который добровольно умер для нашего спасения, видит смерть иначе, чем видим ее мы. В Его глазах смерть маленьких детей, возможно, совсем не такая ужасная трагедия.

Он, заранее знающий, до какой степени падения дойдет этот исполненный зла мир, в Своей бесконечной мудрости и любви решил спасти этих малышей, которые всем сердцем верили в Него. Он уберег их от ужасных кар, которые намерен обрушить на эту землю, и загодя забрал их в Свое Царство.

Мне очень больно. Мне так не хватает моих малышей! Но во мне нет ни горечи, ни обиды против Бога, Который забрал у меня моих дорогих детей. Я люблю и буду любить Его, несмотря ни на что и независимо от моего горя. Он знает, что лучше для них и для каждого из нас, и Он избрал для них наилучшую судьбу.

Если среди вас есть кто-то, еще не знающий Иешуа Мессию, ради нас перенесшего самую мучительную смерть на кресте, то, может быть, эта моя трагедия приведет вас к Нему».

Закончив, охваченная горем мать повернулась к открытой могиле и сказала: «Дорогие дети, ждите меня терпеливо. Придет день, когда мы встретимся снова, и тогда мы больше не расстанемся – обещаю вам! Так мне сказал Иешуа, а Он всегда говорит правду».

В конце погребальной службы все собравшиеся, возбужденные и прочувствовавшие общее горе, стоя запели гимн хвалы Господу за Его любовь и милосердие. Я не мог поверить собственным ушам. Как могуч должен быть наш Мессия, победивший смерть и утерший слезы скорбящих матерей у открытых могил их любимых чад!

В жизни мне приходилось не раз участвовать в похоронах. Я видел крайне эмоциональные похороны евреев-сефардов, когда люди кричат от горя, бьются в отчаянии, горько сетуют, царапая ногтями лицо и выдирая у себя волосы. Я бывал и на тихих, сдержанных погребальных церемониях евреев-ашкенази, не позволяющих скорби выплеснуться наружу. Я видел и военные похороны, когда суровые, закаленные в боях солдаты проливали слезы над могилой павшего друга. Но никогда в жизни я не слышал подобных слов от матери, скорбящей над останками детей, лежащими у ее ног. Мир не видел такого божественного умиротворения!

Потом мать другого ребенка, также погибшего в огне, запела хвалебную песнь Господу. Ее чистый голос парил, как жаворонок, в ослепительном солнце пустыни и рассыпался мириадами алмазов у подножия престола славы. Такое пение можно услышать лишь раз в жизни! Эта женщина прилюдно изливала Господу боль, переполнявшую ее сердце.

После окончания похорон все участники собрались под открытым небом и беседовали между собой свободно и естественно, как будто они пришли вовсе не на погребальную службу, а просто попрощаться с друзьями, которые ненадолго уезжают, зная, что скоро снова встретятся у ног любимого Искупителя.

Проведя еще несколько дней в этом удивительном месте, я снова сел в машину и отправился дальше на восток, в Оклахому, увозя неизгладимые впечатления от этого совершенно необычного события. До Оклахома- Сити я добрался без приключений и задержался там на три года, поселившись в жилом комплексе при церкви и регулярно посещая службу.

Казалось, я вел жизнь, внешне почти святую, очень близкую к той, которую должен вести настоящий верующий. Но незаметно для меня самого моя первая горячая любовь к Иешуа постепенно охладела. Понятно, я не совершал никаких жестокостей, подлостей или преступлений, просто погрузился в благодушную повседневную рутину. Я вроде бы ничем не отличался от остальных членов общины, и мне казалось, что пора наконец осесть и устроить свои финансовые дела.

На одном из церковных собраний я познакомился с Вуди, который дешево скупал старые здания, обновлял их и перепродавал с приличной выгодой. Он согласился взять меня на работу, и мы трудились вместе, чуть ли не круглосуточно, обновляя и перестраивая старые развалины.

Позже Вуди познакомил меня со своим братом Китом, который был адвокатом, но помимо того держал предприятие по выращиванию дерновых ковров для устройства газонов. Кит предложил мне заведовать этим хозяйством. Предложение меня весьма обрадовало – я любил тяжелую работу. С восхода до заката я подстригал газоны, резал дерн на длинные полосы, скатывал их, укладывал на грузовик фирмы и доставлял клиентам, а там укреплял дерн на газонах. Постепенно я смог купить дом и собственный грузовик, так что мой бизнес разрастался и процветал.

Очень скоро оказалось, что я все больше времени и энергии вкладываю в работу и все меньше посвящаю себя Богу и Его Царству, молитве и чтению Слова. Близость с Иешуа, которой я когда-то так наслаждался, постепенно забылась. Внешне я все еще сохранял набожность – не потому, что был близок к Господу, а скорее, потому, что сам по себе, своими силами делал то, что выглядело бы праведным в глазах Господа. Этот настрой был совершенной противоположностью тому, что руководило мной в начале моего пути к Господу. Дело в том, что сначала внутри меня действовал Он, а я лишь послушно следовал за Ним, испытывая счастье и великую радость. А теперь я стал набожным, религиозным мессианским евреем, пытавшимся преодолеть дела плоти плотскими же силами.

Конечно, новый дух, который Господь вдохнул в мою жизнь, не покинул меня, но он был убаюкан и заснул, так как я забросил чтение Библии, молитву и даже сам Хлеб Жизни – Иешуа. Кроме того, новое сердце, которое Он мне дал, начало понемногу портиться и подгнивать. Я продолжал за работой воспевать Господа, но, очевидно, этого было недостаточно. Я и не подозревал, что беда уже стучится в дверь.

Однажды утром я проснулся со страшной зубной болью. Я давно не посещал стоматолога, и теперь у меня во рту было больше дырок, чем зубов. Мэри, милая помощница зубного врача, слишком сильно привлекла мое внимание. И довольно скоро, как-то неожиданно для самого себя, я оказался в недопустимой для верующего внебрачной связи. Искушение и грех застали меня врасплох!

В те дни я перестраивал дом, который приобрел для себя, и это оказалось удачным предлогом для того, чтобы переехать к Мэри – разумеется, только на время. Хотя мы жили во грехе, я не мог утаить от нее свои религиозные убеждения. Рассказывая ей о Мессии, я вдруг со всей глубиной осознал, что происходит со мной на самом деле. Как могу я, оскверненный грязным грехом, проповедовать другим и рассказывать им о Мессии, Который пришел искупить наши грехи? Внезапно меня охватило смущение, я почувствовал себя таким презренным и грязным в собственных глазах, как будто застал самого себя на месте преступления. Я понял, что за свою страсть к женщине я поплатился чудесной любовью моего лучшего Друга, Иешуа аМашиах. В своем падении я потерял всё – защиту Его вечной любви, глубокое внутреннее спокойствие, которым я так дорожил, радость спасения, уверенность, что Он – во мне, а я – в Нем; другими словами, я утратил ощущение Его постоянного присутствия. Конечно, Он не отнимал от меня Своей милости ни на минуту. Иешуа никогда не переставал меня любить. Он только на время отнял у меня ощущение Своей любви. Он дал мне понять, что мои грехи разделяют нас. Я чувствовал себя опустошенным, одиноким, потерянным и несчастным, словно весь мой мир рухнул в одночасье.
В ту же минуту, с горькими слезами раскаяния, я упал на колени и стал умолять Господа простить меня – и Он простил! Покаявшись в своих грехах, я смог поговорить с Мэри честно и серьезно, признаться в своем грехе, до которого довела меня слабость плоти, и попросить прощения и у нее. Результат оказался поразительным. Через некоторое время и Мэри приняла Господа как своего личного Спасителя. Конечно, я тут же переселился в свой дом и на завершающем этапе ремонта жил уже там. Мы и сейчас остаемся с Мэри друзьями. Я благодарю Бога за ее верность Иешуа, ведь с тех пор она преданно служит Ему, свидетельствуя неверующим и помогая им обрести личные отношения с нашим Господом.

Моя разорванная связь с Господом, утраченное ощущение Его присутствия и мира, ясное осознание Его любви – все утерянное было мне возвращено. Я и раньше понимал важность праведного жизненного пути с Господом, но теперь на опыте осознал, как дорого может обойтись бунт против Него. Оказалось, что ничто в мире мне не нужно, если нет Божьей воли на это.

Дом, который я построил себе на клочке земли в Оклахома-Сити, занял слишком значительное место в моем сердце, а остальная часть сердца оказалась занятой грузовиком, легковым автомобилем и растущим банковским счетом... Моя жизнь текла безмятежно и была настоящим воплощением Американской мечты! Я рассуждал так: что ж, мальчишка из полутора-комнатной квартиры в Кирьят-Шмона проделал немалый путь до шикарного особняка в Оклахома- Сити. И на этот раз все, что я имел, было заработано честным и нелегким трудом! Так что я вовсе не собирался отдавать кому-либо мое маленькое состояние и мои вполне заслуженные земные сокровища.

Эрец Исраэль (земля Израиля), казалось, была столь же далека от меня, как далек восток от запада! Иногда до моего сознания доходили отзвуки Господнего призыва вернуться к моему народу и рассказать ему об Иешуа; но этот призыв, как и все прежние молитвы и горячие слезы, которые когда-то проливали мы с Мартином, моля о спасении Израиля, почти изгладился из моей памяти. Я сам потихоньку стер эти воспоминания, обещая самому себе, что когда-нибудь я наверняка вернусь к своему народу, но сейчас у меня есть более важные дела в Соединенных Штатах. Я стал мирским человеком и наслаждался каждой минутой мирской жизни. Постепенно моя готовность следовать указаниям Духа исчезла совсем.

Но однажды, прекрасным воскресным утром, во время церковной службы, Дух Божий обрушился на меня со всей мощью, и я услышал голос Господа, серьезно и сурово упрекавший меня: «Яков, сын Мой, где ты? Неужели ты совершенно забыл о поручении, которое дал тебе Я, – идти и проповедовать спасение народу Моему, Израилю? Что с тобой случилось, почему ты сидишь у египетских котлов с мясом вместо того, чтобы идти в землю обетованную? Встань и иди!»

Совершенно не помню, о чем говорил в то утро проповедник, но знаю, что слова Господа вонзились в мое сердце заточенным обоюдоострым мечом. В тот момент Бог так властно наполнил все мое существо Своей любовью, что из глаз потоком хлынули слезы. В самом деле, как я мог вести легкую и удобную жизнь в чужой стране, когда божественная истина о Мессии оставалась скрытой от глаз моего народа, родного мне по плоти и крови?

На следующее же утро я начал завершать свои дела, чтобы все оставить и отправиться домой. Я продал предприятие и сдал в аренду дом, перестройка которого только что была закончена. Поистине Бог обладает совершенно неповторимым чувством юмора. Три долгих года я трудился, как раб, вкладывая все деньги, всю энергию в строительство дома, о котором мечтал. И вот, когда пришло наконец время отдыхать и наслаждаться плодами своего труда, Он требует от меня добровольно отказаться от всего, сдать дом жильцам за смехотворную плату и последовать за Ним на родину. Тот, кому знакомы радость и счастье повиноваться Господу, поймет, о чем я говорю!

На той же неделе я отправился на восток, в Нью- йорк, с намерением улететь в Израиль как можно скорее. Но я еще не знал всех уловок сатаны, всех коварных способов, с помощью которых он раскидывает свои тенёта, чтобы вновь уловить верующего в капкан греха.

«Теперь, пока я на востоке США, – пришло мне на ум, – почему бы не отклониться немного от маршрута, чтобы повидать Михаила и других старых приятелей, которых я не видел с тех пор, как отправился на запад?» Истинно, как говорит старая пословица, «благими намерениями вымощена дорога в ад». Недолго думая, я изменил свой первоначальный план отправиться в Израиль немедленно – изменил только для того, чтобы встретиться еще раз со старыми друзьями и попрощаться с ними, перед тем как покинуть Штаты.

В те дни я еще не знал этого библейского принципа: если Бог призывает кого-то выполнить определенное задание, этот человек должен немедленно взяться за дело и сделать то, что ему поручено, не останавливаясь по дороге даже для того, чтобы с кем-то поздороваться. Каждая отсрочка может быть губительной.

Когда я приехал в Нью-йорк, мои друзья представили меня своим знакомым, которые только что приобрели летний курорт в Катскильских горах на севере штата Нью- йорк. Узнав, что я умею обновлять старые здания, они попросили меня приехать и помочь им перестроить дома на турбазе, так как фундаменты этих коттеджей осели. Я сразу же согласился, снова отложив исполнение Господнего призыва. Мы договорились об оплате моего труда, и я прилежно взялся за работу. «В конце концов, что я теряю? – думал я. - Абсолютно ничего. Напротив, вернусь в Израиль с круглой суммой денег, чтобы построить кибуц моей мечты и распространять Евангелие».

Моя работа состояла в том, чтобы сделать подкопы под здания и углубить их фундаменты, пока они не встанут на прочной скальной породе. «Впрочем, – сказал я себе, – зачем заливать в грунт слой бетона в полтора метра, если хватит и вдвое меньше?» Это был хитроумный расчет - таким путем я мог сэкономить на стройматериалах. Единственная проблема состояла в том, что я не позаботился поделиться своим гениальным планом с заказчиком. Когда работа была закончена, дома стояли на прежних местах, их фундаменты были абсолютно ровными, выглядели они исключительно устойчивыми и прочными, и никто не мог подумать, что фундаменты этих зданий были недостаточно глубоки.

Здесь я в тысячный раз обнаружил, что прежний, испорченный, Яков, сидевший внутри меня, еще жив и прекрасно себя чувствует, а вовсе даже не умер на кресте вместе с Иешуа. Под влиянием Духа Господнего он лишь затаился, ожидая случая снова ввести меня в грех. На вид работа была выполнена безупречно, и заказчики были довольны. Я получил всю условленную сумму и радостно отправился в путь.

Но на этот раз, в отличие от прошлого, Дух Божий не давал мне покоя: «Проклят, кто дело Господне делает небрежно» (Иеремия 48:10). Моя совесть, новые сердце и дух, которые я получил от Господа Иешуа, когда родился заново, невыносимо терзали меня из-за того, что я совершил вероломство по отношению к моим работодателям. Осознав, что своим поступком я запятнал имя Мессии, мне стало так стыдно, что я развернул машину, с позором вернулся к заказчикам, отдал им все полученные деньги, извинился за свой обман, искренне попросил прощения и отказался взять вообще какую- либо плату за мою долгую и утомительную работу на их объекте.

Так что же я приобрел в результате непослушания Богу? Имущество мое не приросло, но срок, назначенный Господом для моего полета в Израиль, был нарушен. Так много времени было потрачено практически впустую! И все же я понимал, что правильно сделал, вернув деньги. Тяжелый камень, лежавший на сердце, был сброшен, и я снова почувствовал себя свободным исполнять волю Господа. Возможно, пророк Иона чувствовал себя примерно так же, когда кит наконец изверг его на сушу (см. Ионы 2:10).

Все книги

Назад Содержание Дальше